Фотографии города и района

Поезд «Берлин – Инстербург» отправлялся с вокзала Шарлоттенбург в 19.54. В спа льном вагоне, где я разместился, никого не было, хотя в поезде было довольно много пассажиров, в основном военные. Были слышны разговоры о лошадях. Оно и понятно, поезд едет в город, в котором послезавтра начинается знаменитый конный турнир. Одиночество мое нарушил стук в дверь. В купе вошел довольно полный мужчина, и после обычных в таких случаях приветствий стало ясно, что мой попутчик – восточный пруссак, возвращающийся на родину с продовольственной выставки. При этом обращал на себя внимание акцент говорившего: характерные для восточнопрусского диалекта «р», «ок», «ек». Поезд отошел точно по расписанию. Вскоре и мой попутчик улегся спать.
В этом году исполняется 160 лет конному турниру в Инстербурге. Его развитие предполагало параллель с городом Ахеном (Германия), конноспортивные традиции которого берут свое начало в ХV столетии, когда устраивались пышные средневековые праздники наездников со скачками в честь коронаций. В том же столетии (1499) состоялся первый турнир в Кенигсберге с высокими наградами для конных заводов-победителей.
В сердце древней прусской земли Надровия, в том месте, где Ангерапп соединяется с Инстером, образуя реку Прегель, примерно в 1350 году рыцарями Немецкого ордена была построена крепость замландского епископа. Посвящена она была святому рыцарю Георгу, покровителю крестоносцев и немецких рыцарей: Георгенбург.
«Друзья уже в седле, – стало быть, нет препятствий померяться силами…» – это строчка из известной песни наездников поэтессы Гертруды Папендик была слышна везде, где они собирались вместе. «Нет препятствий померяться силами» – это имело значение особенно для мужчин, которые на своих лошадях преодолевали препятствия на ипподроме в Инстербурге. Именно здесь находилась часть сердца коневодства, где сдавался экзамен на высшее качество породы лошадей, выводимой на конных заводах Восточной Пруссии.
Еще во времена Немецкого ордена разведению лошадей придавалось особое значение. Оно и понятно: рыцарям нужны были крепкие, выносливые лошади. В те далекие времена разводились две породы – местная прусская лошадка швайке и большая, сильная «рыцарская». В 1400 году Немецкий орден имел примерно 14000 лошадей этих двух пород. Уже тогда за здоровьем этих животных наблюдали ветеринары. В разведении лошадей отразились климатические и природные условия Восточной Пруссии. Большое наличие болот и лесов требовало выносливых, неприхотливых лошадей.
Инстербургский ипподром считался одним из лучших спортивных сооружений в мире. Место, где он находился, со всех точек зрения подходило для создания здесь ипподрома. Во-первых, Инстербург был центром коневодческой отрасли Восточной Пруссии. Во-вторых, ипподром ландшафтно примыкал к инстербургскому спортивному парку, а излучина реки Ангерапп делала его положение особенно живописным. Сама почва в этом месте располагала к созданию здесь ипподрома – ее девственный слой лежал на толстой подушке из гравия. Поэтому грунт не раскисал во время дождей и не растрескивался в жару.
60 лет назад в Инстербурге (с 28 августа по 4 сентября 1938 года) состоялся последний на территории Восточной Пруссии международный конный турнир, так называемая «Инстербургская неделя». Его международный характер был подчеркнут участием в турнире сильной польской команды и спортсменов Италии. Эти состязания были последней репетицией для немецкой сборной перед Олимпийскими играми 1940 года, которые впоследствии не состоялись.