Фотографии города и района

Полковник фон Рауххаупт в тридцатые годы служил в звании ротмистра командиром 3-го эскадрона 1 Кавалерийского полка в Инстербурге (3-й эскадрон был продолжателем традиций 12 Уланского полка — Инстерских казаков) и знавал множество забавных историй. Он рассказывал их на восточно-прусском диалекте. Когда его спросили, где он так отлично выучил наш родной диалект, будучи сам уроженцем Тюрингии, он усмехнулся: «Благодаря моим солдатам и моему гауптвахмистру Буттгерейту.

На самом краю башни Королевского замка стоял человек. Левой рукой он прижимал к себе резную трость с головой чёрта и вглядывался вдаль. Зимние сумерки не мешали ему, подсвеченный Kenigsberg был, как на ладони. Человек многое знал об этом городе, память хранила его долгую историю и даже больше. Он помнил всё. На холме, где позже будет стоять этот замок, приносили жертвы своим богам, язычники-пруссы. Знал, что через столетия, после жестоких сражений, здесь укрепятся рыцари-крестоносцы. Помнил, что почти вся округа, видимая с башни, когда-то была болотом, а река, протекавшая под холмом и сейчас несёт свои воды в море. Знал, что пройдёт время и здесь появится красивый город с непростой судьбой.

Доктор Вандер однажды поведал мне следующую историю о тех днях, что были сорок лет тому назад. По моей просьбе он хотел написать ее для Insterburger Brief. К сожалению смерть вырвала перо из его руки. Сейчас же я попытаюсь воспроизвести эту историю по памяти.

В один из походов против язычников взяли с собой рыцари однажды юношу - прусса, у которого было больше родственников. Он оказался ловким и отзывчивым, и рыцари обучили его владеть оружием. Более того, они послали его, когда он подрос, на учебу в Магдебург, чтобы воспитать в христианской вере. Его звали Геркус Монте, и был он из благородного прусского рода.
Недалеко от Инстербурга, на правом берегу Ангерапп, поблизости соединяющейся с Инстером, высится холм – Каммсвикус. Он представляет собой практически неприступный участок суши, его покрывают низкие заросли. Еще сохраняются тут остатки укреплений.
О старике Дессау рассказывают очень много. Иногда это правда, а иногда – выдумки и ложь. Тому, что он умел колдовать, нужно поверить, иначе как еще можно было объяснить то, что он был неуязвим для любой пули? Он мог пройти через любой рукопашный бой с непокрытой головой и ни один волос не потерять.
Иногда кажется, что существует некая земная широта, которая, как текущая в людских венах кровь, объединяет силы для гуманного, творческого – без лишней суеты и шума.
Дважды в уходящем году наш город посетила француженка мадам Бертиль Узе, член генеалогического общества, исследующая генеалогию последнего цесаревича Российской империи Алексея Романова, единственного сына последнего русского царя Николая II. Поводом для исследования послужила болезнь цесаревича – гемофилия (несвертываемость крови, при которой любая царапина может привести к смерти).