Фотографии города и района

19 января 1945 года. Сегодня в 7 часов утра поступил приказ об эвакуации, который мы ждали начиная с 13 января, когда началось советское наступление и в Инстербурге стал отчетливо слышен ураганный огонь.

1 Кавалерийский полк инстербуржцы с полным правом могут называть «своим» полком, поскольку с момента его формирования он расквартировывался в нашем родном городе. Помимо этого он продолжал традиции двух инстербуржских кавалерийских полков — 12-го Уланского (известного в народе как «Инстерские казаки») и 9-го Конно-Егерского полка. Вследствие того, что кавалерийские подразделения не могли быть использованы должным образом в первой линии во время 2 Мировой войны, они были распущены.

Наша инстербурженка Фрида Мориц рассказывает о своей службе во время войны. Легкомысленное прозвище «Девушка Молния» ни в коем случае не является уничижительным, что следует подчеркнуть особо. Все, кто воевал солдатом на переднем крае, знают, что их официальное наименование было «помощницы связи». Их служба была не менее опасной, чем у медсестер во фронтовых госпиталях и дивизионных медпунктах. Их труду и храбрости, особенно на заключительном этапе войны, многие обязаны жизнью.

В начале июля 1944 года мы получили свои свидетельства и беспечно отправились, несмотря на приближение восточного фронта и успехи союзников во Франции и Италии, на летние каникулы. Никто тогда не подозревал, что наши прекрасные школьные дни закончились и мы более никогда не встретимся как класс.

Следующий текст является копией отчёта Эрнста Крюгера (Ernst Krüger), который служил до 19 января 1945 года в фольксштурме Ауленбаха (Aulenbach, Aulowönen, Калиновка). Это единственный известный письменный отчёт о последних часах/днях в Ауленбахе и его окрестностях.

О последних днях Инстербурга уже было написано другими. В связи с этим необходимо написать о сопротивлении, оказанном в Ауленбахе несколькими рассеянными подразделениями вермахта и фольксштурмовцами. Благодаря им окружение города (Инстербурга) было задержано на два дня, что позволило спасти множество жизней и имущества.

В архиве записей от 1952 года я недавно обнаружил рукописный отчет пекаря Георга Хеннинга о последних днях, проведенных в нашем родном городе и практически хаотическом положении фольксшутрма. Он пишет: “Хочу сразу упомянуть о том, что на протяжении нескольких последних недель (до января 1945 года) у меня был контракт на поставку хлеба фольксштурму Инстербурга. Однако счет за это, в размере 10000 рейхсмарок, не оплачен до сих пор. В последние дни я получал от распорядителя Кранчковского из общественного дома (Городской зал) неоднократные просьбы произвести столь много хлеба, как только возможно. В результате у меня на складе накопилось 2500 буханок по 4 фунта весом каждая, которые так и не были востребованы.

На рубеже 1944/45 гг. наш беспокойный и шумный город стал очень тихим. Только одна десятая населения оставалась в городе.

В канун Нового года каждый чувствовал, что нужно объединиться перед катастрофой и находить друзей, как старых, так и новых.

Я был в гостях у друзей на Казерненштрассе (ул. Гагарина) и в первом часу Нового года возвращался в свою квартиру в Альтхофе.

О событиях своей жизни во время последней фазы войны и сразу после нее рассказывает жительница Инстербурга Герда Енихен.