Фотографии города и района

Цигельштрассе (улица Победы)

Оцените материал
(0 голосов)

Мы с вами уже побывали в гостях у Августа Стокманна на Цигельштрассе. Теперь, в продолжение темы, поговорим о самой этой улице.

Поскольку мы с вами находимся у Стокманна на Цигельштрассе (Кирпичная улица, ныне ул. Победы), то необходимо сообщить об этой улице, носящей столь скоромное имя, несколько больше. Она действительно имела отношение к кирпичам и вела к кирпичным заводам и складам на южной границе города.

По алфавиту она (долгое время) стояла последней в списке, но...

Не последней по своему значению.

Принимая во внимание экономические ресурсы и возможности своих жителей, можно с уверенностью заявить, что она была вполне самодостаточной! То есть, она могла существовать сама по себе, так как населявшие ее люди владели всеми необходимыми для этого профессиями. Там были продуктовые, булочные, и мясные магазины, портные, сапожники, бондари, токари, садовники, жестянщики, слесари и кузнецы, каретники, плотники, кожевники, маляры, и парикмахеры, и, не в последнюю очередь, пивовары. Да и в случае пожара, чего, к счастью не случалось, в наличие имелась хорошо снаряженная пожарная команда. Две кирхи — Меланктонкирха и Баптистская кирха, предоставляли жителям возможность заботиться о своем духовном благе.

Тем не менее, имея такой потенциал, улица была весьма скромной. В то время как другие улицы нашего города носили имена полководцев, поэтов, и других великих людей, она оставалась Кирпичной. Кроме того, это была одна из старейших улиц Инстербурга. Лишь в тридцатые годы, в списке улиц, она была потеснена с последнего места новыми Соппотерштрассе и Цитенвег. Ее скромность выражалась в том, что она никогда не переименовывалась. А кто хотел жить на Кирпичной улице? Такое название мало кому могло польстить.

Но мы совершим краткое турне по этой искренне любимой своими жителями улице. От Кенигсбергерштрассе (фактически от моста) отсчет начинался с левой стороны, с дома под номером 1. Сначала тут располагалась пивоварня Фрёзе (Froese), затем магазин Колониальных и Хозяйственных товаров, а также конюшня Фалтина, а еще позже бакалейный магазин с акцентом на деликатесы Х.А.Коха.

Дом №2 принадлежал кожевнику Августу Дишнату. Между этими домами находился один из двух переулков (Teichgassen) круто спускавшихся к Гавенскому пруду, имевшему для кожевенного производства большое значение. Дом №3 принадлежал Иоганне Хёльцель, владевшей процветающим мукомольным производством. В доме №4 жила супружеская пара художников Мюллеров, державших небольшой канцелярский магазин. Фактически же хозяин дома по своей профессии был архитектором.

Следующий дом был известен в народе как «чернильница». Очень он был на неё похож: низкий дом с шатровой крышей, в середине которой дымила низкая труба. Он носил порядковый номер 5. Изначально это была «таможня у Кирпичных ворот». Вдоль деревянного забора его сада к Гавенскому пруду вел еще один крутой переулок.

Дом №6 на Кирпичной улице был многоэтажным жилым домом с двумя магазинами на первом этаже. Его заказчиком и владельцем был плотник Герман Шабловски, чье предприятие располагалось на Шёнштрассе (ныне не существует). В одним из магазинов он продавал свою продукцию, а другим владел парикмахер Вильгельм Разем.

Свой цех и магазин имел жестянщик Карл Шлеферайт в доме №7.

Следующим зданием (№8) владел мясник Отто Патабель.

Судебный пристав (?) Карл Пальке был собственником следующего дома (№9). О доме №10 Стокманна уже говорилось (читайте пост №27). Следом за ним находился большой комплекс зданий, построенных в 1890 году под пивоварню Бруна и Фрёзе, называвшейся также «Немецким Пивоваренным Заводом». В примыкающих к улице домах первоначально жили работники пивоварни. После произошедшего в 1917 году роспуска пивоварни, в которую также входил «Городской Пивоваренный Завод» на Беловштрассе, вместе с пивоварней Бернекера и Замковой пивоварней, в зданиях разместилась проволочная фабрика Малка, Хюта и Тура, а также Восточнопрусская колбасная фабрика.

На участке дома №13 пекарь Франц Хазенбайн держал процветающую кондитерскую, в которой можно было приобрести также и «обычные» хлебобулочные изделия. Здесь же находилась квартира пастора Фридриха Ратке. На дочери этого священника, Мие, кстати, женился второй сын Августа Стокманна, Эрих. Он был ландратом (государственным советником) Хйнриксвальде.

На следующем земельном участке, принадлежавшем баптистской общине, в 1896 году была торжественно открыта «Баптистская Кирха». Там же находилась и квартира её проповедника. Оттилия Брюхерт, вдова, упоминается в качестве собственницы дома №15 в адресной книге, а Эльма Руддикейт владелицей дома №16.

Дом №17 был уже городской собственностью.

До этого места все земельные участки с их домами шли вдоль Гавенского пруда. Отсюда же начиналась Долина Стрелков или городской парк, раскинувшийся вплоть до конца улицы. Сразу за домом №17 в долину круто спускалась дорожка. Примерно на середине от нее ответвлялась, скрытая в кустарнике, «Тропа Помолвленных». Другая, выложенная плитами дорожка, вела к склону позади Пожарной части и электростанции, доходя до мемориала «Германия». Отсюда вправо дорога непосредственно вела к перрону узкоколейной железной дороги, тогда как дорога прямо уводила к Кляйнбанштрассе и туннелю.

Но теперь мы уже проделали приличный путь по Кирпичной улице. Итак, идем назад, заметив при этом, что вышеупомянутые дорожки, ответвлявшиеся от Кирпичной улицы, сходились вокруг небольшой и примитивной детской площадки в Долине Стрелков.

К Кирпичной улице относились участки и дома вплоть до узкоколейной железной дороги. Дома 17а и 18 в основном были предназначены для членов пожарной дружины. За ними начинались рельсы узкоколейки и заканчивался район, известный как «Кирпичные ворота».

На другой стороне улицы, сразу за рельсами, ответвлялась дорога, которая первоначально была известна как «Черная Дорога», но потом получила официальное название Вальдхаузенерштрассе (3- й переулок Победы).

На Кирпичной улице стоял многоэтажный угловой дом (№18a), принадлежавший Ойгену Эйгену. На его первом этаже находился продуктовый магазин Поля Фельса.

Профессии жильцов следующих домов в адресных книгах того времени являют собой красочное лоскутное одеяло: от вдовы генерального инспектора городского управления, кандидата на должность машиниста паровоза, помощника стрелочника, преподавательницы игры на фортепиано, фройляйн (сразу несколько), множество вдов, мальчиков на побегушках, до вагоностроителей и пекарей. По всей видимости, в доме №21 был маленький магазинчик, принадлежавший Кати Йон, а в доме №23 художник Попилат имел свою мастерскую. Фрицу Аугустату, извозопромышленнику, принадлежал дом №24, тогда как вдова Амалия Аудирш была собственницей дома №25. Щеточник и фотограф, жившие в этих домах, дополняли профессиональную палитру жителей Кирпичной улицы. Мясник Швиббе держал здесь свое дело. Также в одном из этих домов был продуктовый магазин, что, к сожалению, не отражено в Адресной книге. Фриц Ридель, бизнесмен из Гросс Варкау (Шишкино), зарегистрирован в качестве владельца дома №26, а кузнец Пауль Норкус дома №27. В этих домах, с большим количеством учеников и подмастерьев, трудились колесник Литти, а также кузнец и каретник Герман Норкус. К ним можно отнести также маляра и лакировщика Синнекера. Эти три предприятия выпускали кареты всех видов, от простых рабочих телег, до элегантных ландо. За кузницей Норкуса начиналась Пульверштрассе (2-й переулок Победы).

На территории между Пульверштрассе и Георг-Фридрихштрассе (остаток улицы ныне именуется 1-й переулок Победы) в 1909-1911 годах была построена Меланктонкирха. Она обошлась в 150000 марок и имела башню высотой 50 метров. Она была построена под руководством каменщика и плотника Остеррохта.

Помимо нее, возле Георг- Фридрихштрассе, возник дом священника (№28), в котором жил пастор Федтке.

Меланктонкирха на Кирпичной улице имела свою рождественскую ёлку. Красивое дерево росло на части газона перед входом в храм

Амалия Поленц в Адресной книге была зарегистрирована в качестве владелицы дома №29. У медника Рихарда Поленца здесь был свой цех, а в задней части дома сапожник Макс Коллин по “индивидуальному заказу” шил туфли и сапоги.

В соседнем здании (№30) у художника Луиса Бергера была своя маленькая мастерская, которую он затем сдал конфетной фабрике Спарманна с Вильгельмштрассе, который устроил здесь небольшой магазин. Сам дом принадлежал старшему судебному приставу Мартину Штанику. В следующем доме (№30а) пекарь Патабель владел небольшой, но процветающей, пекарней, которую после его смерти приобрел пекарь Пудлас.

О предприятии по торговле Колониальными Хозяйственными товарами, коим владел Эдуард Круска (дом №31), уже упоминалось. Во дворе судебного пристава Кунерта располагался склад заложенных вещей, в котором он устраивал также и аукционы. Предприниматель Эдуард Круска был зарегистрирован еще и как владелец соседнего дома (№31а). Здесь начиналась или, если угодно, заканчивалась, Шёнштрассе (ныне не существует). На другой стороне улицы, прямо напротив «чернильницы», стоял похожий маленький домик, в котором Иоганна Лир на протяжении многих лет держала небольшой магазинчик по продаже молочных продуктов. В соседнем с ней помещении располагалась прачечная — естественно ручная. Её услугами пользовались многие домохозяйки «нижней» части Кирпичной улицы. Сам дом принадлежал городу.

Дом №37 принадлежал мяснику Эрнсту Йозефу, который здесь же держал свой магазин. Рядом с ним стоял многоэтажный жилой дом №38, которым владел Вилли Хейслер, плотник. На первом этаже у парикмахера Скоблина был свой «Салон», а в других витринах, выходящих на улицу, плотник Хейслер выставлял свою продукцию.

Элла Кнуп и Хедвиг Куниш из Берлина зарегистрированы в качестве владельцев дома №39. В адресной книге это был последний дом на Кирпичной улице. Можно вспомнить, что в этой части улицы было еще одно здание, в котором некоторое время находился продуктовый магазин, а также мастерская слесаря Ойгена Дица.

Угловой дом с магазином парфюмерно-галантерейных и аптекарских товаров (Фриза, Меркса, Пильзекера) по всей видимости относился уже к Кенигсбергерштрассе, так как он не отражен в Адресной книге, в списке домов на Кирпичной улице.

Вот и все, что касается Кирпичной улицы и ее жителей. В хорошем состоянии сохранилась лишь Меланктонкирха (?!), тогда как ее жители разбросаны по всему свету.

Дополнительная информация

  • Источник: Insterburger Brief '11-'12 1987
  • Автор перевода: Евгений Стюарт
Прочитано 1138 раз