Вторник, 16 ноября 2010 21:41

Каким был «Пестрый ряд» в Инстербурге?

Каким был «Пестрый ряд» в Инстербурге?Саша Артамонова вспоминает в журнале «Королевские ворота» о приезде в Черняховск профессора Смольного института свободных наук и искусств, руководителя сектора истории и теории изобразительного искусства и архитектуры Российского института истории искусств РАН Ивана Дмитриевича Чечота, и об экскурсии, что он провёл по городу вместе с несколькими студентами, несколькими черняховцами, калининградцами — и одним инстербуржцем, профессором Юргеном Венцелем, ныне живущем в Берлине, но приехавшим в город с женой и сыном, чтобы отметить свой юбилей и участвовать, лекцией и советом, в ландшафтном семинаре «Бельтайн».

Саша Артамонова вспоминает в журнале «Королевские ворота» о приезде в Черняховск профессора Смольного института свободных наук и искусств, руководителя сектора истории и теории изобразительного искусства и архитектуры Российского института истории искусств РАН Ивана Дмитриевича Чечота, и об экскурсии, что он провёл по городу вместе с несколькими студентами, несколькими черняховцами, калининградцами — и одним инстербуржцем, профессором Юргеном Венцелем, ныне живущем в Берлине, но приехавшим в город с женой и сыном, чтобы отметить свой юбилей и участвовать, лекцией и советом, в ландшафтном семинаре «Бельтайн».

Путь их лежал на дальнюю окраину города, в «Пёстрый ряд» Ганса Шаруна.


О том, что с домами на Элеваторной «что-то не так», горожане знали давно, и уж никак не позднее публикаций Геннадия Разумного в 1990-е годы. Сравнение натуры с берлинским Академическим архивом, Государственным тайным архивом, иными источниками, начавшееся в 2006 году, смогло это полностью подтвердить — и в начале 2010 года дома эти были поставлены на государственный учёт.

Дома эти действительно сохранились почти в неприкосновенности, как были построены в 1921—1924 гг.: первоначальная у них и штукатурка — где не успели сбить во имя пенопласта —, и оконные рамы — пластик и тут натворил чудес —, и черепица — пусть ей на пятки и наступает шиферный лист. Полнота находки впечатляет любого реставратора.

Видимо, она впечатлила и Сашу Артамонову: и она сделала «Пёстрый ряд» — «единственной практически полностью сохранившейся масштабной шаруновской застройкой во всей Европе». Позвольте! — а как же Берлин, его «Город Сименса», «Хоттенгрунд», «Форум искусств», наконец?; а как же Бремерхафен, Штуттгарт и другие?
«Дома в квартале Шаруна стоят так, чтобы двор был немного приоткрыт и можно было увидеть, что расположено за тем заборчиком» — но дома «Пёстрого ряда» стоят сомкнутой волной, и во двор с улицы разве через подвал пройдёшь, да и то только лишь оттого, что жители забывают запереть.

Впрочем, оставим мелочи: их извиняет вдохновлённость — и новое слово, «чечотить».

«— Чечотить? А это как?
Ну, например, что мы делали сегодня — с утра вы показывали кино, мы все вместе его смотрели и обсуждали, потом вы читали Гете, мы слушали и тоже обсуждали, потом ходили по городу, вы рассказывали про дома, а мы снова смотрели, слушали и говорили.
Чечотили, одним словом.»

Оригинальная статья: Каким был «Пестрый ряд» в Инстербурге?

Прочитано 905 раз