Фотографии города и района

Немцы о литовцах в восточной Пруссии

Оцените материал
(0 голосов)
К балтийской группе языков относят литовцев, латышей, пруссов (имеется в виду коренное население) и ятвягов. Ятвяги, по-видимому, населяли Судавию [Судовию] и область вокруг Сувалок и Гродно и были полностью уничтожены в результате войн. Древние пруссы, которые проживали восточнее Вислы до Прегеля, также исчезли. Литовцы и латыши, их язык проявили жизненную силу до сегодняшнего дня. Профессор Эндцелин утверждает, что и курши, коренные жители Латвии, не относились к финской группе языков, а принадлежат к балтийской.
Здесь они занимали как бы промежуточное положение между литовцами и латышами. После падения ордена Меченосцев сюда вступил Немецкий рыцарский орден и в 1252-1253 годах основал на Балтийском море, на том месте, где Куршский залив соединяется с морем, крепость под названием Мемель (ныне г. Клайпеда). После заселения крепости купцами и ремесленниками из западных областей Германии здесь вскоре возник город. В 1254 году Мемель получил любекские городские права, а в 1312 году был укреплен.

После завоевания областей, заселенных древними пруссами, и подавления восстания в 1273 году рыцарский Орден направил свои стремления на восток. Под предводительством Дитриха фон Лиделау, наместника Земландии, рыцари продвигались вдоль Прегеля до его истоков и покорили Надровию. Покоренные жители Надровии и составляли ту часть литовского населения, которая до Второй мировой войны жила на берегах Прегеля, подтверждая это своими именами и наименованиями населенных пунктов. В свое время их количество увеличилось за счет переселенцев из самой Литвы.

Почти одновременно с завоеванием Надровии рыцари Ордена отправились вплавь вверх по реке из района Лабиау (Полесск) и покорили там народ, населяющий Шалавию [Скаловию]. После небольшого сопротивления крепости шалавов [скальвов] они попали в руки Ордена. На месте завоеванной в 1277 году языческой крепости они построили через 12 лет на левом берегу Мемеля (р.Неман) крепость Ландсхут, позднее переименованную в Рагнит (г.Неман), и расположили в ней сильный гарнизон. Рагнит стал основной крепостью для покорения этого района и служил трамплином для дальнейших походов на восток и север. Позднее, в 1293 году, к западу от Рагнита, также на Мемеле, построили укрепленный пункт Шалавенхаус, позднее Тильзит (Советск). Потом на этой реке возникло еще несколько крепостей: Шплиттер, Кауститриттен, Нойхауз и Вандебург. Они должны были защищать земли Ордена против набегов литовцев из Жемайтии.

Таким образом, область вокруг Куршского залива постепенно попадала в руки рыцарского Ордена. Длинной широкой полосой с востока до Балтийского моря (в месте расположения современной Паланги) вклинивалась в нее литовская Жемайтия. Рыцари Ордена сразу же заметили военную и политическую угрозу и попытались расширить узкую полосу, связывавшую Пруссию и Лифляндию вдоль Балтийского моря, и тем самым создали широкий мост от реки Мемель на север до Курляндии, чего можно было достичь лишь за счет завоевания западной Жемайтии. Следствием этого были продолжительные и упорные бои за край Мемель, который неоднократно завоевывали и сжигали литовцы. Но каждый раз Мемель вновь восстанавливался, последний раз в 1404 году.

Во время этих войн Немецкому ордену все-таки удалось частично силой, частично за счет договоров присоединить к своему государству литовскую Жемайтию. Своей цели создать коридор между Пруссией и Курляндией он добился. Но битва под Танненбергом в 1410 году сломила его мощь, и на основании мирного договора, подписанного в том же году в Торне, Жемайтию пришлось вернуть Литве, границы которой вновь стали простираться до Балтийского моря. Опять возникли пограничные спорные вопросы.

В 1422 году был наконец подписан мирный договор в Мельнозее. В соответствии с ним границы между Орденом и Литвой, за счет благосклонности великого князя Витаутаса, которому была нужна дружба с Орденом для осуществления его имперских планов, были проложены выгодным путем, а именно таким, каким они оставались до 1922 года. Мемель и область севернее реки Мемель остались во владении Ордена. После этого мирного договора собственно Литва и Прусская Литва пошли своими путями исторического развития. Литва была соединена с Польшей и позднее стала добычей России. Прусская Литва осталась германским владением до 15 февраля 1920 года, когда в соответствии с Версальским мирным договором и на основе договора от 9 января 1920 года между представителями главных держав и немецкого правительства Мемельский край был отторгнут от Германии. Управление им взял на себя французский генерал Одри.

Великий литовский князь Витаутас.…Великому князю Витаутасу удалось при помощи хитрости продвинуть прусскую границу как можно ближе к заливу. Эта узкая территория была не в состоянии поддерживать на должном уровне связь между германскими балтийскими провинциями и самой Германией. Немецкой колонизации не удалось полностью германизировать узкую полоску севернее реки Мемель и полностью устранить национальное самосознание местного литовского населения. (Здесь тильзитские авторы существенно заблуждаются: верность жителей Мемельского края Германии в 1932 году была подавляющей. – Прим. ред. рубрики).

В Пруссии никогда не было государства Литва, и поэтому нелегко сказать, насколько далеко на восток и юг простиралась Прусская Литва. Название «Прусская Литва» всегда имело этнографическое и административное значение, и именно в последнем смысле употреблялось далеко не всегда.

О литовских территориях в Пруссии в руководстве провинции впервые говорится во время превращения этого государства в светское герцогство в 1525 году. По новой организации Пруссию разделили на три больших района: Замланд, Натанген и Оберланд. В район Замланд входили Мемель, Тильзит-Рагнит и Инстербург, к которому относились и расположенные южнее Даркемен и Гольдап.

Первое точное описание отношений между Пруссией и Литвой дает «Reseckys generalis» – церковная перепись Инстербургского округа и других литовских поселений в герцогстве Пруссия от 1638 года. Она распространяется на все литовские церкви Инстербурга, Тильзита, Рагнита, Лабиау, Таплакена, Георгенбурга, Заалау, то есть на все районы Гумбинненской области, за исключением Олецко, но включая Велау до Деймы и Алле до Куршского залива.

При Фридрихе I в 1714 году для управления Пруссией была создана прусско-литовская палата в Кенигсберге и литовская палата в Тильзите. Когда государственная структура была организована по-новому, Кенигсберг в 1724 году получил полномочия на решение военных и административных вопросов по управлению Восточной Пруссией. Гумбиннен получил коллегию депутатов для Литвы, к которым относились Инстербург, Гумбиннен и Рагнит. Резиденцией был определен Гумбиннен, где было построено новое здание, так как он находится в центре области (первоначально король предлагал Рагнит). В 1736 году эта коллегия стала самостоятельной, в ее подчинение, кроме Инстербурга, Тильзита, Рагнита и Мемеля, попали еще и юго-восточные районы Мазурского края.

В 1818 году произошло разделение Восточной Пруссии на два правительственных округа, Кенигсберг и Литву, и на существовавшие до окончания Второй мировой войны районы.

В приложении к распоряжению от 30 апреля 1815 года по улучшенному устройству провинции в XIX веке под Литвой понимали округ Гумбиннен. Далее название «Прусская Литва» было вытеснено из канцелярского языка. Лишь этнографическо-исторические исследования могли примерно установить границы Прусской Литвы. Они примерно повторяли границы прусских земель Надрауэн и Шалауэн.

Лучшим исходным пунктом для определения южной границы литовской языковой области дают данные о применении литовского языка как церковного. С 1719 года существует список церковных служб, во время которых проповеди читались как на немецком, так и на литовском языках. По этим данным ученый Тетцнер в своей работе «Славяне в Германии» проводит южную границу литовской языковой области от Лабиау (г. Полесск) через Норкиттен (пос. Междуречье), далее через Даркемен (г. Озерск), Гольдап к старой русской границе. В этой области работало 62 священника на литовском языке. Такой же был и в Кенигсберге.

Адальберт Бетценбергер, один из лучших знатоков литовского языка, упоминает в своей статье «К исследованию литовского диалекта», что западнее и южнее выше указанной линии литовцев больше не было. Но зато севернее службу вели на литовском языке в каждом приходе еще в 1897 году.

В 1921 году по поручению рейхскомиссара по Мемельской области окружной советник Кариес проехал по северным районам Восточной Пруссии и установил распространение литовского языка во время богослужений. Оно еще было распространено до Гросс-Скайсгиррена (пос. Большаково) и Пилькаллена (пос. Добровольск).

Вторая часть вышеупомянутой статьи посвящена заселению и колонизации Прусской Литвы. «Сегодня еще не установлено, кто были предки этой области. Если верить выводам Харткноха, здесь во времена императора Валентиниана жили готы и аланы, а легендарный литовский жрец Криве Вайдевутис был не кто иной, как разбитый зигинбергерами аланский король Литально, сын которого Лито и дал название литовцам. Также установлено, что Немецкий рыцарский орден во время своих завоевательных походов нашел области Надровию и Шалавию заселенными. Орденский меч нанес тяжелый удар и уничтожил много литовцев, а еще больше из них бежало к своим соплеменникам на восток. Чтобы укрепить свою восточную границу, Орден привел эту негостеприимную область в запустение. Под защитой брошенной глуши, постепенно проникая с востока, здесь снова поселились литовцы.

Чума и голод обрушились на Орден в 1237 году. В 1313 году в Лифляндии, Курляндии и Литве был большой неурожай и, вследствие его, опустошительный голод. И черная смерть собрала свой урожай.

Орден охотно принимал многочисленных литовцев, которые бежали в Пруссию, чтобы найти новую родину. Орден давал им землю, по большей части с условием, что они пожелают снова уйти в Литву после завоевания ее Орденом. Но заселение литовцев проходило так интенсивно, что можно было говорить о литовской колонизации до магистра Винриха фон Книпроде (1351– 1382). Литовцы в Пруссии до тех пор не могли поднять экономику, так как Орден вел войну с жемайтами. И когда литовский князь Кястутис воспрепятствовал орденским походам и вторгся в орденские земли до Лабиау и Рудау, то его месть распространилась не только на рыцарей. Грабя, он прошел по земле Шалауэн, захватывая с собой при возвращении стада и семьи своих литовских соплеменников.

Тяжелые времена настали для Прусской Литвы во время шведско-польской войны 1656–1660 годов, особенно когда Великий курфюрст соединился со Швецией. Польша и жадные до трофеев татары заполонили страну от Мазур до Рагнита и устроили за десять миль до Кенигсберга ужасное опустошение. Районы Инстербурга, Тильзита и Рагнита очень сильно пострадали. Деревни и города полыхали пламенем, стада были угнаны, младенцы были оторваны от матерей и жестоко убиты, стариков замучивали до смерти, мужчин, женщин и подростков под ударами кнутов угнали в рабство. По подсчетам было убито 23 тысячи человек, 34 тысячи пропали без вести. Голод и чума унесли больше 10 тысяч человек. В 1678 году шведы заняли Тильзит, но в следующем году были изгнаны оттуда.

Но самым тяжелым временем была чума 1708–1710 годов. В то время умерло более трети населения. Особенно чума свирепствовала в районах Инстербурга, Гольдапа и Ангербурга. Так что в 1710 году уже некому было умирать. Многие в ужасе бежали из страны. Это несчастье почти полностью опустошило эту местность. Большинство хуторов было брошено, здания ограблены оставшимися жителями, без дверей, окон и крыш напоминали руины. Поля стояли незасеянными, волки размножились с ужасающей быстротой и стаями бегали по этой земле.

Фридрих Вильгельм, Великий курфюрст.Великий курфюрст Фридрих Вильгельм, взявшись за дело заселения, распорядился вырубать леса и делать глушь пригодной для жилья. Он закладывал имения и деревни для немецких колонистов, особенно в Прусской Литве. После упразднения Нантского эдикта в 1685 году стали прибывать протестанты из Франции и Швейцарии, которые селились также в округе Гумбиннен. Особенно широкомасштабной колонизация стала при Фридрихе Вильгельме I, между 1710 и 1740 годами. Пригласительные патенты короля посылались в Швецию, Голштинию [Гольштейн], Швейцарию, Померанию, Бремен, Фризию и Ольденбург. Так возник большой приток переселенцев.

Наконец поняли, что чужестранцы не так пригодны для заселения, как литовцы, и тогда для всех бежавших подданных была издана амнистия. Им было обеспечено возвращение бывшего имущества и освобождение от воинской службы. Главное переселение совершили изгнанные жители Зальцбурга. 2000 заселили города, а 10000 было размещено в Прусской Литве.

Основным принципом короля было: чем больше людей, тем лучше. Вероисповедание для него не играло роли. Также, например, меннониты округа Кульм нашли здесь новую родину. Король, в других случаях экономный, израсходовал на цели колонизации 5 миллионов 381 тысячу 379 талеров, и, таким образом, пустыня на востоке Пруссии была окультурена и заселена.

 

Перевод Геннадия Гончарова.

Дополнительная информация

  • Источник: Немцы о литовцах в Восточной Пруссии (стр.189) (перевод Г. Гончарова). – Полюс+ТВ, №1, 2000, 29 декабря – 2001, 4 января / Альманах «Берега Анграпы» 2’2006
Прочитано 6459 раз
Другие материалы в этой категории: « Знаете ли Вы… Находка Филателиста »