Фотографии города и района

Барби снова в Инстербурге

Оцените материал
(0 голосов)
Я хочу рассказать одну необычную историю, связанную с нашим городом. История эта еще не окончена. Во всяком случае, есть люди, которые продолжают распутывать ее дальше, и, если это произойдет, даже страшно подумать, что станет с нашим миром.
С людьми, рассказавшими мне эту историю, я познакомился, в общем-то, случайно. Последовало предложение прогуляться с двумя туристами. Встретился я с ними прямо на улице по предварительной договоренности. Была уже осень, шел дождь – наш, прибалтийский, мелкий и нудный. Однако надо было идти и рассказывать про наш город, какой он был, какой он сейчас. Туристами оказались двое молодых людей – парень и девушка. Приехали они из Америки, то есть Соединенных Штатов. То, откуда они приехали, и их возраст было немного необычно, ведь в основном к нам приезжают пожилые немцы. Вначале я подумал, что их бабушка или дедушка родом из наших мест, но оказалось, что нет, они настоящие американцы. Тем более было удивительно, что сразу же при встрече они спросили о роддоме. Надо сказать, однако, что девушка довольно хорошо говорила по-немецки. Таким образом, я, русский, при помощи немецкого языка смог общаться с гостями из-за океана. Объяснив, что у нас роддом закрыт и мы вряд ли попадем в это здание, я спросил, зачем, собственно, это нужно. Барби – так звали девушку – объяснила, что в роддоме до войны работал один профессор, судьба которого их интересует. Звали этого профессора Пауль-Вилли Зигель, полное его звание было профессор, доктор медицины, родом он из города Дрездена, и по приглашению он принял женскую клинику в нашем Инстербурге, который сейчас называется Черняховск.

Коротко об этой клинике. Она располагалась в здании, которое среди военных носит название «Пентагон» и находится на улице Курчатова. Проще говоря, это штаб одной из воинских частей. Однако вплоть до 44-го года там находилась женская клиника, одна из лучших в Восточной Пруссии. Клиника была рассчитана на 260 коек, из них 60 для детей плюс к тому 36 платных. В этой клинике не только рожали, но и обучали акушерок. Родовой отпуск начинался за месяц до родов. Кроме того, в клинике лечили женские болезни. Как оказалось, дальше это было основное занятие нашего героя – профессора господина Зигеля. Как и сейчас, так и тогда были дети, которые рождались раньше своего срока, и приходилось их выхаживать в особых условиях.

В начале тридцатых годов поступила женщина, уроженка города Инстербурга. Родился долгожданный ребенок, семи месяцев. Звали эту немку Барбара Вайс. На немецком языке ее фамилия обозначает белый цвет. И действительно, это была красивая блондинка лет двадцати. К сожалению, ребенок не выжил. Барбара была в отчаянии. Муж сразу же развелся, потому что второго ребенка она родить не могла в силу последствий от первых родов. Надо было спасать человека. И профессор делает предложение…

Здесь я должен сделать маленькое отступление. Дело в том, что, как я уже сказал выше, профессор Зигель был не просто врачом, а ученым и в мировых кругах медиков был достаточно известен тем, что работал над проблемой долголетия. Ведь ни для кого не секрет, что в женщине заложено на уровне генетического кода продолжение человеческого рода. Над этой проблемой и работал доктор наук господин Зигель. У него были хорошие результаты, но не было главного – научного опыта. И он предложил Барбаре участие в его эксперименте. Смысл опыта состоял в том, что Барбара должна сохранить состояние своего организма и внешности на протяжении многих лет. Как долго? Это и следовало выяснить.

Все это я узнал от наших гостей, американцев. Дальнейшие события еще более неправдоподобны. 1939 год, год начала Второй мировой войны, в Германии фашизм со своей идеей мирового господства. За месяц до начала войны в Инстербург приезжают два американца (мистика какая-то, их и тогда было двое, и также мужчина и женщина), оба – медики. Состоялась встреча с профессором Зигелем. Гости были в курсе его научных работ по теме долголетия. Но то, что они узнали и увидели, вызвало у них шок. Госпожа Барбара Вайс выглядела точно так же, как и восемь лет назад. В подтверждение этого были показаны фотоснимки и кукла, выполненная в полный рост и сделанная в начале эксперимента для контроля чистоты опыта. По просьбе профессора американцы увезли с собой куклу в Америку. Дело в том, что к работе профессора стала проявлять интерес новая власть в лице гауляйтера Восточной Пруссии Эриха Коха, прозванного в немецком народе «Э.К. – первый». Доподлинно неизвестно, какие отношения сложились у профессора с ним, но известно, что Эрих Кох прожил долгую жизнь в тюрьме в Польше. Известно также, что был казнен доктор Шойер, ассистент Зигеля, а сам профессор отстранен от дел, несмотря на то что он был довольно известной личностью. Гостями его дома были такие известные люди, как Томас Манн, Борис Фрайхер фон Мюнхгаузен (потомок того самого Мюнхгаузена), Франк Тисс, Мари Вигман и Грета Палючча, все достаточно известные люди того времени. В начале января 1945 года профессор вынужден был уехать в Гамбург, где имел дальнейшую практику. Умер он в 1957 году от инфаркта.

Эта история получила продолжение после войны в Америке. В доме, где хранилась кукла, родилась девочка, которая попросила своего папу сделать ей маленькую куклу, копию большой из Германии. Назвали ее американским вариантом имени – Барби. Эта игрушка перешагнула все границы.
Американцы, с которыми я работал, задались целью разыскать труды профессора Зигеля. Это будет переворот в науке, да и во всей истории человечества. Кстати, моя новая знакомая, американка Барби, названа в честь куклы, модель которой хранится у них дома. Судьба же женщины Барбары Вайс трагична. Она погибла во время перехода Вислинского залива в 1945 году. Очевидцы утверждают, что выглядела она на двадцать лет. 

Дополнительная информация

  • Источник: Барби снова в Инстербурге. Виртуальная история (стр.99) . – Полюс-Плюс, №1-3, 1996, 31 декабря – 1997, 1 января / Альманах «Берега Анграпы» 2’2006
Прочитано 3640 раз