Фотографии города и района

Наше Мельничное озеро

Оцените материал
(0 голосов)

Из окна нашего дома открывался великолепный вид. Взору представали ивовые сады, средь которых паслась черно-белая корова. Иногда она лежала, лениво пережевывая сочную траву. Только ее хвост находился в постоянном движении, отгоняя назойливых мух. Картина мира и покоя. Из-за небольшого холма, в долине речушки Чернуппе, выглядывала крыша Кустарниковой мельницы, перед которой расстилалась широкая гладь Мельничного озера, в чьих водах отражался синий небосвод, а вдоль горизонта высился темный Городской лес.

Этот вид, вновь и вновь, манил к долгим прогулкам вдоль озера Кустарниковой Мельницы (Strauhmühlenteich), нашего “Мельничного” озера. От нас было совсем недалеко до его берега. Сделав несколько шагов, я оказывалась на другой стороне улицы, проходила мимо соседского сада и по двух узким бревнам пересекала небольшой ручей. Затем я шла через картофельное поле, которое бело очень красиво, особенно во время цветения. Дорога приводила меня прямо к Кустарниковой мельнице. С одной ее стороны все еще можно было видеть большое водяное колесо. Тем не менее, оно давно не работало. Мельница более не приводилась в действие силой воды. С плотины, сооруженной из грубых валунов, можно было лицезреть Мельничное озеро, выглядевшее столь безобидно. Но каждый год оно собирало урожай своих жертв. Люди, а особенно дети, либо тонули, либо проваливались, катаясь на коньках, под лед, и гибли. И это не говоря уже о тех, кто устав от жизни, вновь и вновь искал смерти в водах озера. Старики говаривали, что в полночь, на берегу Мельничного озера собирались неупокоенные души тех, кто добровольно уходил из жизни.

Мельничное озеро не всегда бывало спокойным. В ветреные дни на нем поднимаются даже небольшие пенные буруны. Большей же частью было безветренно и особенно вечером оно представало кристально чистым и спокойным, а высокие деревья, недалеко от дамбы, бросали длинные тени на его поверхность.

Прогулка по променаду до Янзонсруэ (Janzonsruh, после 1945 г. поселок Ярки. Прим. переводчика) была чудесной. Променад вокруг Мельничного озера был построен в период массовой безработицы после Первой мировой войны. Также были построены красивые деревянные мостики над многочисленными канавами и протоками озера и установлены скамейки для отдыха. Таким образом можно было спокойно дойти до Янзонсруэ, где тенистый сад приглашал к отдыху. Кроме того там подавали отличный кофе и вкусные пироги.

Перейдя через Бродлаукерское (Brödlauker) шоссе у Янзонсруэ мы вскоре попадали на узкую тропку, ведшую мимо сосен к Кессельскому лугу. Это была прекрасная маленькая долина, окруженная высокими соснами. Посреди нее и находился большой Кессельский луг, через который протекал небольшой ручей. По его краям стояли столы и скамейки. По воскресеньям разбивались палатки. Красивые качели были установлены между лиственными деревьями. На них можно было раскачаться до самых крон.

Очень часто мы совершали вместе с классом прогулки в эту замечательную долину. И по сей день я вспоминаю о Кессельском луге, о том как мы собирались вокруг нашего учителя пения, и пели: “На самом прекрасном лугу, мой дом…”

Дополнительная информация

  • Источник: Insterburger Brief '04 1962
  • Автор перевода: Евгений Стюарт
  • Автор: Maria Gossing-Broschart
Прочитано 2102 раз