Замок Инстербург

Оцените материал
(0 голосов)

Image

Замок Инстербург - памятник средневековья, орденский замок XIV в., опорный пункт Ордена на перекрестке торговых речных путей и дорог. Исполнен в готическом стиле. Расположен в центре исторической области Надровия. В Черняховске - на улице Замковой.

В 1273 году отряд крестоносцев, во главе с Дитрихом фон Лиделау (Dietrich von Lidelau), следуя по долине реки Прегель, продвинулся до слияния рек Инструч и Ангерапп. Языческие прусские земли были захвачены. Для длительных осад, сдерживающих наступление литовцев-язычников, и дальнейших набегов в 1325 г. хохмейстером Вернером фон Орзельном (Werner von Orseln, 1324-1330) дано указание построить крепость. Замок Инстербург, как и замок Прейсиш-Эйлау, был заложен в 1336 году "для защиты от литовцев" братом магистром немецкого ордена Дитрихом фон Альтенбургом (Dietrich von Altenburg, 1335-1341) сведующего в архитектуре. Орден намеревался основать именно здесь свое комтурство (комтур – управляющий округа Тевтонского ордена). Замок был заложен на месте городища Унзетрапис, разрушенного в 1256 году во время военной кампании Ордена по Надровии. Место выбрано весьма искусно, с учетом его природной защищенности и стратегической важности положения: на крутом холме у берега реки Ангерапп, возвышающийся над просторной речной долиной. Дальше на восток на расстоянии 20-25 миль непроходимые леса. Только зимой и только по реке можно дойти до литовцев. Здесь был перекресток дорог у слияния рек Ангерапп, Писса, Инстер. Имя последней и дало название замку.
Первоначально был сооружен просторный блокгауз из крепких дубовых бревен, обнесенный валом, частоколом и рвом на самом высоком участке. Все работы делали надровы, пригнанные со всей округи. Позднее деревянные постройки были заменены каменными сооружениями. Замок строился как резиденция комтура Инстербургского округа, но этот статус был позднее отменен. В орденский период замок неоднократно перестраивался, судя по дошедшим документам.
ImageЗамок Инстербург (литовское название Исрутис), в сохранившемся позднем виде, имел характерные черты восточно-прусского типа средневековых оборонительных сооружений. В них совмещались функции боевой крепости и монастыря, объединенных в единый комплекс.
Замковый комплекс состоял из цитадели (конвентхауза) и форбурга. Цитадель - замкнутое, квадратное в плане, двухэтажное здание с мощными глухими наружными стенами и внутренним двором с колодцем посредине (квадрат со стороной 44 м., внутренний двор 500 кв.м.) - служило для проживания орденских братьев и деятельности конвента округа. Цокольная часть стен на уровне погребов была выложена из природного камня по системе готической кладки. Выше шла кладка из обожженного средневекового кирпича с узкими бойницами в наружных стенах. Верх тяжелых стен форбурга завершался боевым круговым ходом - вергангом, перекрытым крутой скатной кровлей. Цитадель имела единственный вход арочного очертания в западном крыле. Форбург представлял собой замкнутое оборонительными стенами вытянутое пространство, очертаниями повторяющее контур вершины холма. Оборонительные стены ломаного очертания, фланкировались по углам двумя высокими дозорными башнями с бойницами. Башни пайнтурм и Северная (с 1380 г.), с юго-востока данцкер реки Чернуппе. Первый комтур (комендант) крепости - Ханс фон Эдель (или Херольдус).
Замок служил форпостом Ордена для борьбы с Литвой. В замке имелось место для собраний и советов, спальни (дормиториум) и столовая (рефекториум). В случае опасности за крепостными стенами укрывались и крестьяне из общин, живущих около замка. В 1347 году Инстербург был понижен в ранге до пфлегеамта (наместничества). В течение 14-го столетия Орден совершил 11 военных походов на Литву, и все они начинались с Инстербурга. В свою очередь, замок также подвергался ответным нападениям. В 1376 году деревянные постройки замка были уничтожены во время литовского набега во главе с князем Свердейком. Предмостным сооружением этого замка стала укрепленная корчма Пангервиц у моста через Ангерапп, построенная около 1370 г. орденским маршалом Хеннигом Шиндекопфом. В 1457 г. замок был сожжен теперь уже поляками и снова был отстроен.
Находясь на рубеже военных действий, замок долгое время не был местом притяжения для поселений гражданского населения. Известно лишь, что в 1370 году маршал ордена Х. Фон Шиндекоп пожаловал придорожный трактир у моста через Ангерапп. О поселениях вокруг замка впервые упоминается в 1466 году. К этому времени вокруг замка сложились три поселения: слобода Фрайхайт у южных стен, слобода Хакельверк с трактиром на южной стороне Мельничного пруда (Штраухмюлентайх) и прусская деревушка Шпарге в верхнем течении Анграппы. Их жители занимались торговлей и земледелием.
После секуляризации Ордена в 1525 году владения Ордена стараниями магистра маркграфа Альбрехта фон Бранденбурга (Albrecht von Brandenburg) создано светское герцогство Пруссия. Управление настоятелей замка Инстербург стало резиденцией главного управления округа Инстербург. Первым управляющим (гауптманом?) был назначен Йохан Пайн энергично принявшийся за развитие хозяйствования округа и резиденции управления. 12 марта 1541 года деревня Шпарге получила права городского поселка. При гауптмане Конраде фон дер Альбе (1549-1555) происходит дальнейший хозяйственный подъем поселка. При нем были заложены рыбные пруды и построена вторая мельница. Первая находилась прямо под крепостным холмом и осталась в памяти как замковая мельница. Для второй мельницы пришлось перегораживать речушку Чернуппе. В самом же замке тоже в первой половине XVI века произошли значительные изменения - форбург разросся благодаря новым хозяйственным постройкам к оборонительным стенам с внутренней стороны.
10 октября 1583 года разросшийся Инстербург получил городские привилегии: собственный суд, городской герб и печать на основе грамоты маркграфа Георга Фридриха фон Ансбаха (Georg Friedrich von Ansbach, 1539-1603). С тех пор на городском гербе по сторонам символа Инстербурга красуются инициалы этого маркграфа.
В бурное 17-е столетие замок был объектом нападений и местом прибежищ: во время шведско-русско-польской войны Инстербург в 1655 году был занят русскими войсками, но замок не был взят штурмом, однако, в 1679 году все же не устоял под натиском шведских войск и был взят 1 января. В этот век его часто посещали властвующие курфюрсты, а шведская королева Мария Элеонора - дочь курфюрста, принцесса Бранденбургская, вдова короля Густава Адольфа - прожила с 1643 по 1648 год, способствуя тем самым развитию города. В 1704 году здесь нашел приют польский король Чарторыжский с семьей и двором, бежавший от шведского короля Карла ХII. В 1684 г. Замок еще стоял во всей красе. На рисунке Харткноха он изображен в виде живописной композиции из стен с угловыми башнями, мощной цитадели с крутой скатной кровлей и форбургом с барочным порталом над въездными воротами. В 18-19 веках в замке поочередно располагались: придворный суд (с 1724 г.), склад военного фуража и продовольствия (с 1727 г.), лазарет на 200 коек (во время кампании Наполеона), казарма эскадронов улан. Все это вызывало многочисленные перестройки и реконструкции зданий комплекса.
В 1713 и повторно в 1722 году король Фридрих Вильгельм 1 посетил замок Инстербург и с тех пор заинтересовался этой местностью. Так он побудил князя Леопольда фон Анхальт-Дессау (Leopold von Anhalt-Dessau, 1676-1747) купить имения Норкиттен, Швегерау, Бубайнен, Шлоссберг, Мангарбен, Войнотен (ныне пос. Междуречье, Заовражное, Бережковское и др.). В 1718 году король ввел в Инстербург первый кавалеристский гарнизон. Из знаменитого драгунского полка, который польский король Август подарил Фридриху Вильгельму 1 в качестве эквивалента ценного фарфоро-янтарного кабинета, в город прибыли три споловиной роты, половина штаба и 30 лошадей. Командир полка генерал-лейтенант фон Вутенов жил не в замке, а в д. № 1 на Альтер Маркт (ныне пл. Ленина). В Инстербурге, кроме того, располагался и пехотный гарнизон.
Амтсгауптман Иоганн Дитрих фон Кунхайм в 1724 году стал первым президентом «литовского» придворного суда в Инстербурге с сохранением своей квартиры в замке и оклада в 1000 таллеров. Квартира президента была по-новому оборудована в 1729 году в восточном крыле новой пристройки, где основал свою резиденцию и придворный суд. Старая крепость в 1727 году стала складом фуража, после того, как много раньше орденская церковь в замке была снабжена промежуточным настилом и использовалась в качестве склада для муки и зерна. В 1740 году пивоварня была переведена из замка в управление Альтхоф (пос. школьный). К башне Пайнтурм примкнули новые конюшни и склад сена для драгунских лошадей, построенные из валунов. Конезавод Альтхоф в то же время был переведен в Тракенен.
7 июня 1726 года президента Кунхайма посетил король, которого сопровождали кронпринц (позднее король Фридрих Великий) и старый фон Дессау со своими сыновьями. Они с удовольствием пообедали в березовой беседке в Альтхофе. Десять лет спустя король повторил свой визит с той же свитой. Кронпринц в 1735 и 1736 годах также объезжал «литовские» города, посетил Инстербург и принял в замке 7 октября барона фон Бюлова.
В это время упоминается заложенный в 1731 году и расширенный в 1741 году замковый сад с находящейся в нем ледяной ямой. Сад в то время располагался с восточной стороны замка и занимал ту часть города, где сейчас расположена Театерштрассе (ул. Льва толстого). Король охотно прогуливался по его террассам, дорожкам и отдыхал в сводчатых прохладных беседках. Важное изменение было предпринято в 1723 году в отношении русла реки ангерапп. При выходе из своей узкой долины она поворачивала от горы Капеллен (немецкое кладбище на ул. 22 января) резко вправо, огибала гору, на которой сейчас располагается тюрьма, текла в Георгенбург и соединялась там с Инстером, образуя Прегель. С целью создания лучшей коммуникации был прорыт новый канал глубиной 5-8 футов от горы Капеллен до Инстера, при этом Ангерапп соединилась с Инстером на 2 километра западнее прежнего места слияния.
В ходе Семилетней войны город и замок стали русскими. Еще перед сражением при Гросс-Егерсдорфе медленно наступавшая русская армия под командованием Апраксина вынудила жителей Инстербурга дать русской царице обет поклонения и включить ее в церковную молитву. В следующем году 4 февраля 1758 года обет был повторен, а после смерти царицы Елизаветы должна была читаться проповедь, посвященная ее памяти. Магистрат и жители должны были также дать обет поклонения ее приемнику Петру III. Королевские чиновники при этом бежали в Кенигсберг.
Король Фридрих Великий не мог простить жителям Восточной Пруссии «недостойного поведения» во время Семилетней войны и никогда больше Пруссию не посещал.
В замке в ходе войны были заложены склады, которые остались там и в мирное время. Большие окна, сделанные для визитов высоких гостей были заложены и устроены складские люки. Нижние помещения использовались для хранения соли. Внешняя красота замка после сноса основной башни и двух угловых была полностью утрачена.
ImageЗамковый сад тоже не оправился от опустошения военного времени. В то время он был открыт и не огорожен. Проходящие маршем русские и прусские войска на ровных его участках разбивали свои лагеря. Сад стал общественным местом, о котором никто не заботился. В 1878 году после реконструкции замкового склада, в замке разместились два эскадрона 12-го литовского уланского полка, находившиеся там до окончания Первой мировой войны. В середине 19 века от былого комплекса сохранились лишь стены цитадели, постройки в форбурге и одна угловая башня Пайнтурм, на которой были установлены часы. В течение 19 века форбург неоднократно перестраивался для нужд земельного суда. При этом часть оборонительных стен, видимо, была снесена.
После Первой мировой войны в цитадели замка был устроен музей краеведения Инстербургского общества древностей, а форбург продолжал оставаться в ведении земельного суда. В музее было 12 экспозиций, в том числе коллекции каменного и бронзового веков, собрание находок из могильников, коллекция военных трофеев и оружия, нумизматическая коллекция. Интерьер крестьянского дома, церковные предметы, коллекция гербов и флагов и прочие экспонаты по истории Инстербурга. Осенью 1944 года наиболее ценные экспонаты были вывезены в Германию. В 1945 году замок подвергся бомбардировке и пострадал от пожара. Позднее в сохранившихся постройках разместилась воинская часть. Затем ее сменило строительно-монтажное управление со своими службами и подразделениями. До наших дней замок дошел в полуразрушенном состоянии. В подлинном виде сохранились южные хозяйственные постройки форбурга вместе с оборонительной стеной. От цитадели сохранилась коробка наружных стен за исключением западного крыла, которая была разобрана в послевоенное время. Тогда же была разобрана последняя башня замка – Пайнтурм «по производственным соображениям». Северо-западная и северная сторона форбурга не сохранились. Сохранилась лишь часть оборонительной стены, примыкающая к цитадели с восточной стороны.
Для строительства крепости Инстербург (сначала как деревянного сооружения) было выбрано место на берегу реки Ангерапп, недалеко от слияния с Инстером. Болотистая долина и речушка Чернуппе на юго-востоке сооружения составляла дополнительную естественную преграду. В 1360 г. Крепость не удалось взять литовскому князю Кестутису, но в 1370 г. он все же сжег ее. Через шесть лет его сын Свидригайло (Свердейк) вновь сжег крепость дотла. Позже в 1380 г крепость стала каменной с усилением оборонительных линий. Сохранившиеся сегодня руины основного здания покоятся на тяжелых камнях, построенных в это время. Четыре различных крыла, образующие квадрат возникли один за другим. Вероятно, юго-восточное крыло было построено первым и пережило набеги от литовцев. Его длина 44 метра. Оно превосходит все другие по ширине, видимо, в нем размещались основные помещения и капелла. Наружные стены строились из полевых камней до высоты около двух метров. Выше использовались кирпичи в готической связке.
На наружных стенах, выдвинутых на ширину кирпича, проходил оборонительный ход на верхний этаж с прилегающими друг к другу люками. Все крылья имели бойницы и на внутреннем направлении. Большой двор имел площадь около 500 кв. м. В середине замкового двора находился глубокий колодец, из которого с помощью большого колеса подавалась вода. Там располагалась автономная система водоснабжения. Примыкающее перпендикулярно крыло было наиболее узким, в нем размещались покои смотрителя и помещения для гостей. Из-за многочисленных перепланировок внутренних помещений трудно определить их первоначальное предназначение. У северо-восточного крыла виден еще остаток фасада, который раньше замыкался островерхими крышами и старый подвал с глиняным потолком и своим выходом во двор. Возможно, здесь находились спальные помещения. Из форбурга через ворота северо-западного крыла можно попасть во двор крепости.
Форбург, который примыкал к основному зданию служил сборным пунктом для войск. Первый этаж основного здания со стенами из булыжника толщиной 6-12 футов покоился на сводчатых погребах. Входы на первый этаж, в которых располагался гарнизон, был только с внутреннего двора. Снаружи в стенах были маленькие отверстия для обороны. Над первым этажом находились квартиры братьев ордена - маленькие и низкие, подобные монашеским кельям, соединенные внутренними ходами. Только в обоих северных зданиях находились большие, занимающие два этажа помещения с высокими узкими остроконечными окнами, а именно: комната для собраний, общие спальные комнаты рыцарей и капелла. В башнях находились тюремные камеры, а под ними крепостные темницы. Из северной башни наружу вел подземный ход под крепостным рвом, чтобы в крайнем случае гарнизон мог добраться до берега реки и спастись на лодках. Во время строительства учитывалось, что здесь будет расположена резиденция комтура. Поэтому в нем размещался конвент братьев Ордена, это где-то около 20 рыцарей, плюс сводные братья (серые плащи), сам гарнизон и обслуживающие братья. Всего около 200 человек. Северо-восточная сторона форбурга ограничивалась двумя башнями, не связанными с основными зданиями. От восьмиугольной башни сохранилось только основание (эта башня имеет схожесть с башней Рагнит). Башня Пайнтурм (башня пыток), получившая свое название от имени первого гауптмана Инстербурга - Йоганна Пайна, выдвинутая на северо-запад, пострадала во время войны и была разобрана в 70-е годы. Ее основание круглое и кладка очень толстая. Вход на уровне первого этажа. В стене была бойница для арбалетов, откуда можно было вести обстрел всей северной части прилегающей территории. Три тонкостенных этажа и шатровая крыша построены в 1500 г во время расширения замка. К крепости с северной стороны кольцевой стены до обеих северных угловых башен была пристроена группа одноэтажных хозяйственных построек, соединенных с двором крепости проездом. В башне Пайнтурм находились часы с боем. Большой колокол имел надпись “Отлито в Нюрнберге в 1612 г.”. В конце XVIII века Пайнтурм использовалась под склад пороха. Вход в крепость был с юга через ворота, расположенные с юго-западной части форбурга. Юго-восточная башня была больше и выше остальных, так как в ее конструкцию входили главные ворота и подвесной мост. На восточной стороне располагалась старая мельница ордена. В 1684 году замок еще стоял с зубцами и башнями, стенами и подвесным мостом. В XIX веке он уже был только с одной башней и уже без стен. Старые стены замка Инстербург помнят многих известных рыцарей и князей, которые побывали здесь гостями. В 1390 году в Инстербурге побывал граф Дерби, позднее - английский король Генрих IV. В 1643 г. Инстербург во время 30-летней войны до 1648 года занимала вдова шведского короля Густава Адольфа. Во время Великой Отечественной войны замок Инстербург сильно пострадал. Более или менее хорошо сохранилось западное крыло форбурга. Северная часть замка претерпела многочисленные изменения в течение всего XIX века. Все помещения были перестроены под нужды суда.
Замок Инстербург состоит из главного корпуса с внутренним двором и форбурга, окруженного рвом. Внутренний двор полностью замыкался окружающими его зданиями. Главный корпус замка превращен в руины. Крыша здания отсутствует. Сохранились наружные стены, имеющие толщину от 1,5 до 2,0 м. и высоту до 2,0 м. С внешней стороны центрального каре стены сложены из валунов на известково-песчанном растворе с большим количеством каменного щебня. Кладка углов сделана из особо крупных валунов. Верхние части стен над валунной кладкой, а также вся кладка стен со стороны внутреннего двора сложены из кирпича. После второй мировой войны были разрушены башни Пайнтурм и северное крыло замка с воротами. Сохранились подвалы, внутренний двор вымощен брусчаткой. От форбурга сохранились только двух- и одноэтажный корпуса. Двухэтажный корпус находится в южной части форбурга. Фундамент сложен из валунов. Стены выполнены из красного кирпича. Перекрытия в здании - горизонтальные по деревянным балкам. Крыша двускатная. Здание использовалось под административный корпус РСУ-1 до 1998 года. Одноэтажный корпус находится в западной части форбурга. Крыша двускатная черепичная. Корпус использовался в качестве склада. Ров во многих местах засыпан, но еще просматривается. К югу и юго-востоку расположен большой пруд. Гостями замка Инстербург были в 1377 году герцог Альберт III Австрийский, в 1390 году граф Генрих Дерби, позднее король Англии Генрих IV, короли Иоганн Богемский и Людвиг Великий Венгерский, маркграф Карл фон Мерин, граф Вильгельм IV Голландский, граф Гюнтер Шварцбургский, герцоги Бургундский и Бурбонский, а также магистры Немецкого Ордена. В XVII веке замок посещали курфюрст Иоганн Сигизмунд, курфюрст Георг Вильгельм (Georg Wilhelm) и Великий курфюрст Фридрих Вильгельм (Friedrich Wilhelm). Во время Тридцатилетней войны в замке нашла прибежище вдовствующая королева Швеции Мария Элеонора (Marie Eleonore von Julich) , проживавшая здесь с 1643 по 1648 гг. Она была супругой короля Швеции Густава Адольфа (Gustav II Adolf), в 1704 г. – польский король Чарторыжский.
Историческая справка составлена на основе доклада «Das Schloß Insterburg, seine Bewohner und seine Gäste», прочитанного 15 января 1883 года президентом окружного суда ван Бареном (van Baren) на торжественном собрании Общества древностей Инстербурга (издание von C. Wilhelmi. Insterburg. 1883.).
Более 700 лет назад Немецкий Орден завершил завоевание старой Прусской земли до Мемеля (1283). В то время местность, в которой лежит сегодня Инстербург (край Надраен), была глухой. Непроходимые девственные леса, еще заселенные турами, оленями, медведями, дикими кабанами, прерываемые болотами, озерами и водотоками, на берегах которых находились редкие поселения коренных жителей. Дорог через дикую местность не было; лишь широкие долины рек, с их богатыми лугами, и холмистые берега создавали естественные пути через непроходимый край. В Надрауене1 были три основные речные долины: 1. С юга на север река Ангерапп, называемая в те времена Арзе (Арса), которая связывала озерную область Мазуры с долиной Прегеля (Прегора или Липц) и Янтарным побережьем. 2. Мелкое русло реки Инстер, в то время Инструд, которое образовывало сообщение земли Надрауен по направлению к северу с местностями Шалауен, Самайтен и далее с Курляндией. 3. Долина реки Писсы (Висс), которая вела в Литву. По этим трем дорогам продвигался Немецкий Орден с захватническими целями с юга на север и, захватив Надрауен и Шалауен2 на севере и Зудауен3 на востоке, достигнул границ могущественной тогда Литвы, где властью храбрых и воинственных князей Ордену было противопоставлено сопротивление более сильное и организованное, чем сражавшимися прусскими народностями. До середины 13-го столетия Немецкий Орден жил с литовским князем Миндовгом в мире и дружбе. Орден склонял его к христианству и заставил даже передать в собственность рыцарям земли Надрауен и Шалауен4. Но едва эти земли были заняты, как литовский князь отрекся от христианства и начал войну против Немецкого Ордена, которую продолжили его сыновья Ольгерд и Кинстут. К этому времени относится основание Инстербурга, и первые страницы его истории – это ведение войны Орденом против языческих литовцев.
В свое первое вторжение в Надрауен Орден нашел землю, укрепленную кольцом крепостей, в большинстве своем полностью из дерева, построенных на крутых берегах рек и озер. Ангераппскую линию обороняли крепости: Ангетете (позже Ангербург), Цтем5 (западнее Краупишкенена), Камсвикус (позже Таммов). Прегельская линия: Гарзовин (позже замок Георгенбург6), Леттинен (позже Неттинен), Унзетрапис (Инстербург), Нервекиттен (Норкиттен) и Велау. Все эти крепости и поселения Пруссии рыцари сжигали, убивали гарнизоны и все мужское население. Оставшихся жителей принуждали обрабатывать землю или уходить дальше на восток. В результате Орден отделил Надрауен от Литвы глухой опустошенной местностью, как естественным оборонительным барьером на многие километры. Где леса не закрывали доступ неприятелю, закладывались засеки и живые изгороди (Verhaue und Gehäge (Hagen))7, которые должны были проламываться врагами. Более полувека понадобилось для превращения Надрауена в управляемую землю, нуждавшуюся теперь в другой защите. Орден начал возводить пограничные укрепления. Это были либо только часовые (Baiten oder Baitschen)8, либо настоящие укрепления, выступающие в роли первой преграды – «Дома». Меньшие Дома представляли собой лишь голые срубы или охотничьи домики (Block- oder Wildhäuser)9, большие сооружались в основном на месте разрушенных прусских крепостей сначала из дерева, позже из камня.
Так появились в начале 14 века Ангербург (1335), Таммов (Kamswikusburg), Георгенбург (1351), Леттинен, Швайгрубе (Schwägerau), Норкиттен и Велау. Некоторые замки, лежащие по правую сторону пограничных рек Ангерапп и Прегеля, не могли сдержать наступления литовцев и вскоре были разрушены. Возникла необходимость заложить в центре Надрауена более мощную крепость. Так в 1336 году возникает замок Инстербург.
Орден намеревался основать здесь комтурство. Для замка было выбрано место в середине естественных дорог через глухую местность на высоком холме, возвышающимся над широкой долиной реки Ангерапп. Это было место, на котором стояло разрушенное в 1256 году языческое поселение Унзетрапис .
Предприимчивый полководец и сведущий в архитектуре хохмейстер Немецкого Ордена Дитрих фон Альтенбург посылает отряд рыцарей под командованием Оберст-Маршала Немецкого Ордена из Кенигсберга на берега Ангерапп. Сотни пруссов согнаны в одно место, где лишь с помощью кирки, лопаты и топора возводятся огромные насыпи. В лесах, достигающих реки Ангерапп, они рубили мощные дубы, которые ставились прямо в землю вокруг возвышающегося на речном берегу холма. Бревнами укреплялся вал и ров с внешней стороны. Внутри этого вала силами тех пруссов, которым рыцари могли доверять, возвели крепкий просторный дом из дубовых бревен и назвали его «Замок Инстербург», несмотря на то, что он стоял на берегу реки Ангерапп. Дело в том, что годом ранее на этой же реке, но ниже по течению был построен замок Ангербург, названный по имени реки Ангерапп, а новый замок получил название от реки Инстер .
Кольцом вокруг замка текла вода: на востоке Ангерапп, на юге Чернуппе – небольшой ручей, который с сильным напором вытекал из верхнего мельничного пруда через долину стрелков (ныне парк) мимо замка и впадал в Ангерапп. На западе и севере вода Чернуппе была направлена в замковый ров . Отсутствуют точные сведения о времени превращения деревянного замка в каменный. В том виде, в котором замок Инстербург был первоначально построен из камня, он не сохранился, так как дважды был разрушен и сожжен. В 1376 году литовским князем Свердейком6 и в 1457 году во время войны прусских городов7. Однако сооруженная из больших полевых камней кладка основания пережила пожары и разрушения.
Замок Инстербург выполнял двойное назначение: был бастионом против вражеских нападений литовцев и, одновременно, воротами для вылазок в военных походах Ордена.8 С этой трудной задачей гарнизон замка первоначально не справился. Хохмейстером Хайнриком фон Дусмером был высказан упрек в том, что замок в 1347 году недостаточно стойко отбивал нападение литовцев. Кроме того, при определении доходов замка Инстербург выяснилось, что в такой глуши не может содержаться такой большой гарнизон, как комтурство. Поэтому в 1347 году Инстербург был понижен в чине и стал пфлегерамтом.9 Комтура, навлекшего такой позор на Инстербург, звали Экхард Кульбуг (Куллинг).10 До него в двух документах 1339 и 1340 годов упоминается имя комтура Херольдуса. Больше ничего не известно об именах первых жителей Инстербурга. В 1348 году возглавляющий замок Конрад Тетенег уже назван пфлегером.
Ведение войны Немецкого Ордена против языческих литовцев заключалось в захвате вражеской территории во время военных походов (кригсрайзе) и в отражении нашествий литовцев на территорию Ордена. И та, и другая сторона пытались ослабить противника и, по возможности, избежать столкновения с более мощными военными группами. Вражеская земля опустошалась огнем и мечом. Захваченные крепости и поселки сжигались и разрушались, население истреблялось или уводилось в плен. Главными трофеями был скот и запасы продовольствия.
Военные походы различались в зависимости от того, кем они были предприняты: комтуром, магистром Ордена или лишь пфлегером. Участие в них было долгом рыцарей и рассматривалось как акт служения богу. Сложился обычай предпринимать ежегодно два похода на Литву с предпочтением зимнего времени, так как реки и болота замерзали и становились легко проходимыми. Сведения об этом можно найти в хрониках Виганда фон Марбурга. Он сообщает о 9 вторжениях литовцев в область Инстербургского пфлегерамта и 11 военных походах рыцарей в течение 14 столетия . Перечислим некоторые из этих событий.
Знаменитый маршал Ордена Хеннинг Шиндекопф должен был встретиться в 1366 году со своим опасным противником литовским князем Кинстутом в замке Рагнит с целью заключения договора . Из Кенигсберга маршал выехал с небольшим отрядом, по дороге взяв с собой из замка Инстербург пфлегера Хайнриха фон Шенингена. Тем временем Кинстут, незаметно пройдя со своим отрядом передовой пост (Baitschen) на реке Писса, так неожиданно появился перед замком Инстербург, что часовые едва успели поднять мост. Кинстут довольствовался захваченными лошадьми с пастбища и 50 пленными, после чего направился в Рагнит. Летописец повествует даже о разговоре пораженного инстербургского настоятеля с литовским князем . Настоятель сказал при встрече, что он не ожидал столь наглой кражи, на что Кинстут отвечал: «Да, да, такие уж теперь времена!». В этом же году обозленный настоятель Инстербурга отправился в литовские леса, чтобы устроить засаду литовцам. Но восемь высланных вперед разведчиков подверглись нападению превосходящего отряда литовцев и были почти все схвачены. Так закончился этот поход Больший успех сопутствовал Виганду фон Бальдерсхайму, который с 1370 по 1379 год был настоятелем Инстербурга и по своей воинственности, дерзости и храбрости превосходил всех своих предшественников и последователей, поэтому о его походах сохранилось больше сведений. Едва вступив в должность, он выступил в военный поход на Литву, так как Кинстут в это время вторгся в другую область . Он пересек на челнах Мемель и углубился далеко в литовские владения. Напав на большое селение, он убил местного начальника и много литовцев, захватил 50 пленных и с большими трофеями возвратился в Инстербург.
В 1372 году Виганд фон Бальдерсхайм два раза вступает в боевые действия с целью захватить трофеи и побеспокоить язычников . Первый раз он дошел до реки Зуппе (Шешупе) с сотней всадников, затем пересек Мемель и напал на четыре литовских деревни. Рыцари убили всех жителей, даже женщин и детей, захватили большие трофеи, а все строения сожгли. Подобным образом проходил и второй поход осенью того же года, когда была разграблена и сожжена деревня Крайстекайме на берегу реки Вильна. Во время похода в 1373 году с 60-ю добровольцами настоятель довольствовался угоном вражеских лошадей, которых обнаружил на берегу Мемеля.
В 1374 году Виганд фон Бальдерсхайм соединился с Вернером фон Теттингеном, членом Ордена из Замланда, для военного похода в Литву. Увеличившийся таким образом отряд напал на поселок Вейгов (Виекуны), опустошил его огнем и мечом и отошел с 60-ю пленными и большим количеством трофеев, а также с тяжело раненным Вернером фон Теттингеном домой в Инстербург .
После того, как в следующем 1375 году настоятель Инстербурга предпринял два военных похода в Дарсуницки и в Деведишкен в лесу Грауден (между реками Мемель и Инстер), ему самому пришлось в 1376 году отражать наступления язычников . Литовцы намечали в этом году нанести главный удар против Ордена. Сильная армия под личным руководством князей Ольгерда и Кинстута и их сынов Свердейка и Витовта вторглась в местность Надрауен и разделилась у моста через Прегель в Норкиттене на три части. Отряд под предводительством Кинстута пошел по направлению к Велау, второй, руководимый Ольгердом – в центр Надрауена, а третий, во главе со Свердейком, напал на Инстербург. Он взял его штурмом и поджег. Вместе с ним был взят поселок Таплакен, находящийся под управлением Инстербурга, взят в плен управляющий там рыцарь, захвачены там же и в поселке Альтхоф под Инстербургом конезаводы. Затем Свердейк напал на крепость Таммов, пробил заграждения при Вайкенове и по Ангерапп возвратился назад. При этом гарнизон Таммова пытался преследовать литовцев, но смог отобрать только 16 лошадей и несколько пленных христиан. Спустя три недели часть армии князя Витовта вторглась в окрестности Таммова и Инстербурга. Были убиты 50 человек, собиравших урожай, и снова похищено много лошадей. При этом двойном вторжении литовцев было пленено и погибло около 900 христиан – доказательство того, как сильно возросло к тому времени население местности Надрауен.
Но эта неудача мало обеспокоила настоятеля Инстербурга. Уже в том же году он предпринимает новые походы в Литву. Осенью 1376 года он принял участие в большом походе наместника Замланда. Рыцари пересекли залив, поднялись на челнах вверх по Мемелю, дошли до района Бука, где без успеха осаждали языческую крепость и вынуждены были уйти. В 1377 году Виганд фон Бальдерсхайм совершил объединительный поход с комтуром Рагнита. Оба вступили с отрядом в 600 воинов в Литву и одержали убедительную победу в сражении против 500 язычников .
Наконец, Виганд фон Бальдерсхайм предпринял в 1379 году вместе с настоятелем Растенбурга по поручению комтура Бальги разведывательный поход против расположенной на Мемеле литовской крепости. В предместье Пршелома они разгромили литовский гарнизон, в то время как другой большой отряд комтура, направленный по ложному пути, не нашел врага.
В 1377 году умер князь Ольгерд, а его сын и наследник Ягель (Ягелло) заключил 29 сентября 1379 года с Орденом десятилетний мир, к которому присоединился постаревший князь Кинстут. Этот мир распространялся только на отдельные местности Ордена и Литвы, к которым не относились Надрауен и Самайтен . Вигант фон Бальдерсхайм удостоился в 1379 году высших почестей Ордена и получил комтурство Рагнит, где в 1384 году при возвращении из литовского похода подвергся нападению на привале и был убит .
Ягелло стал Великим князем Литвы, но его тщеславию этого уже было мало. Из своей столицы Вильно он открыто и посредством интриг вел враждебные действия против своего дяди Кинстута и его сыновей. Ягелло провел секретные переговоры с руководством Ордена и парализовал действия Кинстута. Это сказалось и на военных походах рыцарей, которые имели все меньше успехов и превращались в обыкновенные грабежи. В 1386 году Ягелло вступил на польский трон под именем Владислава II и принял христианство. Его примеру после смерти Кинстута последовали князья Витовт и Скиргайл. Военные походы Ордена уже не могли называться «языческими» и постепенно прекратились в конце XIV - начале XV веков.
Король Ягелло сохранил ненависть к Ордену. Он не мог свободно распоряжаться литовскими войсками, потому что полное объединение Польши и Литвы еще не произошло. Герцог Литвы Витовт, обозленный тем, что великокняжеский титул достался не ему, а брату Ягелло Скиргайлу, повел борьбу против короля и вступил в переговоры с Немецким Орденом. 1392 год принес удивительное явление, когда большое войско Ордена (в котором находился и настоятель Инстербурга) было послано на помощь Витовту против короля Польши. В 1402 году замок Инстербург удостоился визита герцога Витовта, который встретился здесь с магистром Ордена Конрадом фон Юнгингеном. Однако, союз с литовцами принес Ордену мало хорошего. Два раза его предавал Витовт, а после третьего предательства рыцарям пришлось отражать вторжение Витовта в район Инстербурга (1403 год).
В 1400 году конных заводов в Ордене насчитывалось 31. Среди них был также и Альхоф (сейчас пос. Портовый и пос. школьный), которы относился к замку Инстербург.
Витовт, в конце концов, добился от Ягелло своей цели – литовского великокняжеского титула, а последствия заключения мира между ними стали роковыми для Ордена. От удара, нанесенного ему 15 июля 1410 года в битве при Танненберге (Грюнвальд, Жальгирис), Немецкий Орден уже не смог оправиться. С этого времени начинается его закат.
Уменьшается и военное значение замка Инстербург. Он исчерпал свою роль заградительного форта против литовцев и служил в XV-XVI столетиях просто опорным пунктом приходящего в упадок рыцарства против восстаний в собственной стране.
Во время польских войн название Дома Инстербург упоминается только один раз. Прусские города взбунтовались в 1453 году против Ордена и объединились в этой борьбе с Польшей. На протяжении 13 лет Пруссия была ареной опустошительной войны. В ходе этой войны Дом Инстербург был взят штурмом и сожжен (1457 год) .
Торнский мирный договор от 19 октября 1466 года оставил Ордену, наряду с другими городами и замками, также и замок Инстербург.
Замок Инстербург состоял из двух частей (на 1883 год): цитадели (казармы) и королевского ландгерихта (окружного суда), каждая часть с внутренним двором, который полностью замыкался окружающими его зданиями. Во времена рыцарей стояла только цитадель. Она образовывала крепость Ордена – Дом Инстербург. Дом состоял из высоких двухэтажных зданий, которые прямоугольным квадратом окружали внутренний двор. Вокруг Дома тянулась высокая, построенная для обороны, стена. На четырех углах стены стояли крепкие башни, которые не были связаны со зданиями и также предназначались для обороны. Это видно на гравюре Харткноха в книге 1684 года издания. В конструкцию одной из башен входили главные ворота с подвесным мостом, через который можно было попасть на улицу, ведущую в Кенигсберг (сегодня ул. Замковая и дальше ул. Дачная) . В середине внутреннего замкового двора находился глубокий, выложенный камнем колодец , из которого с помощью огромного ступенчатого колеса подавалась вода для гарнизона. Когда позднее была построена замковая мельница, ручей Чернуппе был запружен дамбой. Так образовался замковый пруд . Через ров у мельницы также был построен мост с подъемным приспособлением. Далее по дамбе дорога вела в поселок Шпарге (район площади Ленина).
Первый этаж Дома, со своими стенами из булыжника толщиной 6-12 футов, покоился на сводчатых погребах. Входы на первый этаж были только из внутреннего двора. Снаружи в стенах находились только маленькие отверстия для обороны. Над первым этажом располагались комнаты братьев Ордена – маленькие, низкие, подобные монашеским кельям , соединенные внутренними ходами. Только помещение для собраний и капелла Дома , расположенные с северной стороны, занимали два этажа и имели высокие, узкие, остроконечные, дугообразные окна.
В башнях находились тюремные камеры, а под ними крепостные темницы. Из северной башни вел подземный ход под крепостным рвом наружу, чтобы, в крайнем случае, гарнизон мог добраться до берега реки и спастись на челнах. Так как в соседнем замке Георгенбург в колодце было найдено начало примерно такого же подземного хода, то возникла легенда, что оба замка соединены проходящим под руслом реки подземным ходом.
Во время строительства Дом Инстербург был предназначен для резиденции комтура, поэтому в нем размещался конвент братьев Ордена (примерно от 15 до 30 рыцарей ). Далее двойное число полу - братьев (серых плащей), сам гарнизон и обслуживающие братья. Всего около 200 человек, в число которых входили иногда надежные коренные жители благородного происхождения (Withinge ). Бюджет Дома основывалось на натуральном хозяйстве. Там, где Орден обнаруживал поселения пруссов и официально признавал их или основывал новые, последние должны были, кроме поденных работ на строительстве крепостей и во время военных действий, отдавать натуральный налог Домам Ордена в зависимости от потребления последних и размеров обрабатываемой земли. В натуральный налог входили: зерно, рыба, мед, лен, масло, сыр, яйца, гуси, куры, утки и дичь . То, что не могли съесть сразу, хранилось в кладовых и погребах. В инвентарных книгах Дома Инстербург конца XV столетия приводятся сведения о значительных запасах зерна, сушеной рыбы, сала и так далее. Позднее, при колонизации Пруссии земельные наделы раздавались с определением натурального налога, который пожалованный чином (леном) должен был отдавать из своей собственности Дому Ордена. Так, например, еще в 1516 году магистр Альбрехт фон Бранденбург наложил на «…своего друга, дорогого верноподданного Мартина Камсвига…», при жаловании его «…новым трактиром рядом с замком …», обязательство отдавать ежегодно 6 марок и трех откормленных гусей замку Инстербург. Древние пруссы и литовцы не знали денег и монет . Когда они постепенно научились обращению с деньгами у крестоносцев, то последние, наряду с натуральным налогом, заставляли платить их и денежный налог. Позднее эти налоги, особенно на земельные наделы и на занятие ремеслом, составляли доходы Ордена. Наряду с этим, рыцари покупали или обменивали излишние запасы и вообще не пренебрегали доходной торговлей местными товарами, а именно древесиной, воском, зерном, медом и т.д. Весь описанный способ снабжения продовольствием формировался вместе с колонизацией и заселением местности Надрауен.
В первое время после основания Дома Инстербург его жители должны были сами заботиться о пропитании. Они не могли положиться на взимание с пруссов налогов, потому что местность вокруг Инстербурга на многие километры была превращена в глушь: языческие поселения разрушены, а жители убиты или изгнаны. Дичи в подходящих к самому замку лесах было в достатке (еще Харткнох на своей гравюре 1684 года изображает сцену охоты), но по правилам Ордена занятие охотой было рыцарям запрещено. Они заставляли охотиться слуг или местных жителей, которые использовали для ловли дичи силки. В «инвентарных записях» есть отметки о силках для зайцев, косуль, оленей, а также об арбалетах и других охотничьих снастях, которые хранились в оружейной камере Дома . Лесничий (Waldmeister) был одним из самых уважаемых чиновников.
Жители Инстербурга также занимались и рыболовством. В тех же записях отмечены челны, наборы рыболовных снастей. Распоряжающийся рыбной ловлей жил в замке. Кроме этого, для пропитания гарнизона крепости нужны были хлеб и напитки, сено для лошадей. Все это могло дать только занятие сельским хозяйством. Поэтому сразу при строительстве замка Инстербург рядом был построен фольварк, который назывался „der Hof“ или „der alt Hof“ , позднее - Альтхоф-Инстербург (в настоящее время район авторемзавода, пос.Школьный). Альтхоф имел богатые луга и плодородные пашни. Управляющий Домом Ордена мог легко удовлетворить с его помощью все потребности гарнизона. Луга прекрасно подходили для коневодства. После того, как налоговые поставки зерна стали обильнее и производство его своими силами стало излишним, весь фольварк стали использовать исключительно для коневодства. Уже в 1374 году в источниках упоминается конезавод в Инстербурге . В 1376 году он был разорен литовцами . Шестью годами позже в Альтхофе было только 17 породистых лошадей. Уже тогда выращивали две породы: немецкую и маленькую прусскую. В Альтхофе выращивали также быков, коров, свиней и овец .
Напитками рыцарей были вода, мед и пиво. Вино им пить не разрешалось . Мед и пиво они готовили себе сами в Доме Ордена. Пчеловодство и добывание меда в лесах, которое было особенно доходно, играло большую роль в бюджете рыцарей. Пчеловоды образовывали особый класс землевладельцев и должны были сначала сдавать свою продукцию Ордену в виде налога, а остатки продавать. Также быстро развивалось пивоварение. Сначала рыцари варили пиво только для собственных нужд. Затем они возложили обязательство на трактирщиков, которые поселились перед замком, брать пиво из Дома. Когда позднее право на пивоварение было пожаловано трактирщикам и отдельным общинам, то жалованные грамоты всегда содержали оговорку, сколько пиво нужно было сначала взять из Дома, прежде чем последние могли варить его сами . Запасы пива, принадлежащие Дому, находились в больших сводчатых подвалах. Производство пива стало со временем значительной статьей доходов рыцарей. Полностью право свободного пивоварения первым было даровано городу Инстербургу курфюрстом Георгом Вильгельмом .
Дом Инстербург, который был сооружен только для нужд гарнизона, не мог принимать многочисленных гостей. Их приходилось размещать вне стен крепости. Для этой цели уже в первое время, когда вокруг еще была глушь, были построены трактиры, в которых принимали приезжих. Поэтому трактирщики были важными людьми для Ордена. Они обеспечивали сообщение с внешним миром, покупали необходимое для жизни, обменивали излишние запасы у рыцарей, а именно пиво и зерно, и стали, таким образом, купцами и экспедиторами Ордена. Истоки почтовой связи также связываются с трактирщиками, потому что в их всегда точно и тщательно отредактированных привилегиях и жалованных грамотах большей частью встречается и обязательство обеспечивать доставку «господ» во время путешествий до определенного места соседних поселений лошадьми и телегами. Так, например, владельцы Местного трактира и Инстербургского трактира должны были совершать поездки до Краупишкена (пос.Ульяново) и до Таплакена (пос.Талпаки), а во время военный действий держать в снаряжении четвертую часть повозок с изображением герба. Старейший Инстербургский трактир «Пангервиц» располагался на берегу Ангерапп у моста (район проходной деревообрабатывающего комбината). Он был пожалован маршалом Ордена Хеннигом Шиндекопфом Паулю фон Ведериху . Второй трактир располагался рядом с замком и позднее получил название «Зеленая кошка» . К XVI столетию относится упоминание о «Селедочном» и «Журавлином» трактирах .
Как и при всех крепостях Ордена, рядом с замком образовалось поселение Хакельверк , которое для защиты от вражеских нападений было окружено частоколом, валом и рвом. Позднее это поселение образовало деревню Шпарге. На склоне горы Капеллен располагалось еще одно поселение, так называемый Фрайхайт, в котором жили свободные ремесленники.
Характеру и цели Дома Инстербург соответствовали и его первые гости. Это были военные. Иногда в одиночку, иногда с сопровождением, а часто с настоящими небольшими армиями. Эти воинственные визитеры именовались Орденом «военными гостями».
Неоднократно имел место тот факт, что литовские походы предпринимались только потому, чтобы дать гостям возможность добыть себе воинскую славу. Дом Инстербург был выгодными воротами в войне против литовцев и потому неоднократно удостаивался визитов «военных гостей».
Летописец Петер Зухенвирт повествует , что в 1377 году герцог Альбрехт III Австрийский во время своей поездки в Пруссию посещал Инстербург. В 1390 году граф Генрих Дерби (позднее король Англии Генрих IV) остановился во время похода в Литву в замке Инстербург и оставил там свои вещи до возвращения. Сохранилось даже упоминание, что прусс, охранявший длительное время его вещи, получил за это вознаграждение – одну прусскую марку .
С английскими и французскими военными гостями, имена которых не упоминаются, магистр Герих Дуземер в 1346 году отправился в Литву. Но продолжения поход не имел, он закончился в Инстербурге, где магистр и остался . Можно предположить, что короли Иоганн Богемский и Людвиг Великий Венгерский, маркграф Карл фон Мэрин, граф Вильгельм IV Голландский, граф Гюнтер Шварцбургский, герцоги Бургундский и Бурбонский, которые в 1344 году с магистром Людольфом Кенигом предприняли из Кенигсберга неудачный поход в Вильно, проезжали через Инстербург и останавливались там .
На протяжении всего 14-го столетия продолжался приток важных гостей. К сожалению, уже нельзя узнать, какие из них были военными гостями Дома Инстербург. То, что магистры Ордена часто бывали гостями Дома, само собой разумеется и особо не упоминается. С другой стороны, летописец Виганд фон Марбург упоминает о необычном госте, который нашел там действительно радушный прием. Это был литовский принц Бутаут, сын Кинстута, который бежал с родственником Томасом Сурвиллем, чтобы перейти в христианство. Он был принят настоятелем Инстербурга в 1367 году. Крещение Бутаута состоялось в Кенигсберге. Литовский принц встретился с немецким кайзером , который сделал его герцогом. Сурвилл вступил в Немецкий Орден, оказывал ему всяческие услуги и позднее стал настоятелем Растенбурга. Нападение Кинстута на инстербургские владения в 1376 году отчасти было местью за этот прием его сына.
Возвращаясь к тому отрезку истории, когда был заключен Торнский мир (1466 год), можно отметить тот факт, что в нем впервые упоминается именно город Инстербург, а не замок. Хотя городом Инстербург еще не был. Поселения вокруг замка разрослись и процветали, жители занимались торговлей и земледелием. Но настоящие городские права Инстербург получил только более чем столетие спустя.
В 1500 году произошло расширение замка. К крепости с северной стороны вдоль внутренней кольцевой стены до обеих угловых башен была пристроена группа одноэтажных хозяйственных домов, которые образовали второй внутренний двор, соединенный с двором крепости проездом. Для защиты замка набирались отряды народного ополчения (wybranzen) . Но они редко занимались своей прямой работой, так как задача последних настоятелей замка Инстербург состояла только в управлении и колонизации. При этом они не забывали и о своей выгоде, нагло злоупотребляя властью. О последнем пфлегере замка Инстербург Филиппе фон Кройце известно , что он доводил своих подданных в шорных мастерских до изнеможения, и они жаловались магистру, который приходил на помощь.
Филипп фон Кройц сам оставил запись об «измене в Пруссии» – так он называл превращение владений Ордена в герцогство - в которой признает, что имел в своем учреждении большую сумму денег, чем любой другой брат Ордена. По-видимому, кроме должности настоятеля в Инстербурге и Талаукене, которая была дана ему пожизненно за уплату 500 марок и сдачу куниц, он имел еще собственное имение, хотя рыцари Ордена обязаны были давать обет бедности.
Когда магистр Альбрехт фон Бранденбург по совету Лютера превратил в 1525 году владения Ордена в светское герцогство Пруссия, пфлегерамт (pflegeramt) Инстербург был превращен в главное управление (hauptamt) Инстербурга. Оно было одним из самых больших в герцогстве , и ряд важных особ благородного происхождения были его членами (см. список в конце текста). Многие из них перешли на более высокие посты. Так, например, Альбрехт Фрайхерр фон Киттлиц стал ландхофмайстером (landhofmeister), Фабиан граф цу Дона – обербургграфом (oberburggraf). Члены управления были высшими чиновниками местности и подчинялись непосредственно герцогу. Вместо военного стиля жизни, царившего до этого в замке Инстербург, наступил подобный канцелярскому, потому что вместе с управляющим в крепости располагалась и его канцелярия.
Иоганн Пайн, первый управляющий Инстербурга, был очень уважаемым, близко стоящим к герцогу Альбрехту человеком. В 1526 году он упоминается среди посланников, отправленных в Копенгаген для сватовства принцессы Доротеи Датской для герцога Альбрехта. В том же году ему был поручен присмотр за Гансом Герике , который участвовал в крестьянском восстании в Замланде и был сослан в Инстербург. Позднее Пайн стал даже моряком и был послан с флотилией из 12 кораблей в Зунд . За время своего управления он построил 11 церквей. За заслуги перед герцогом и основанным герцогством он был пожалован 29 августа 1538 года имениями в Каршау, Зейдельгут, Першин, Випенинкен, Воммен и Копенхаген .
Благодаря стараниям и влиянию Иоганна Пайна «…место у замка расположенное и названное деревней Шпарге…» по жалованной грамоте герцога Альбрехта от 12 марта 1541 года получила права городского поселка с заверениями, что «… заложенный городской поселок превратится в городок, … а наши дорогие подданные этого городка будут наделены городскими правами и другими привилегиями….».
Вследствие этого указа население Инстербурга так выросло, что до 1565 года пришлось построить еще пять новых трактиров. Наибольшее значение имел самый старый трактир Пангервиц, который благодаря своему положению у моста через Ангерапп стал центром торгового и судоходного сообщения с Кенигсбергом. Трактир не принадлежал городку и, вследствие беспошлинной и безналоговой закупки товаров и обложению моста пошлиной, наносил Инстербургу значительный ущерб. После того, как последователем герцога Альбрехта были издана многочисленные «королевские постановления» по поводу городских свобод, Инстербург получил 10 октября 1583 года привилегии города, название – город Инстербург, герб города и городскую печать . Даровал эти грамоты маркграф Георг Фридрих фон Анспах.
Тогда в замке Инстербург жил окружной начальник Ганс фон Теттау, о котором сообщается, что он устраивал четыре раза в год заседания земельного суда для Инстербурга под управлением судьи провинции Эргарда Трухзеса .
В 1590 году новый город Инстербург почти полностью сгорел . Из 149 домов осталось только 9, а также церковь, школа и дом проповедника. Но, по видимому, город вскоре был восстановлен, потому что уже в 1600 году появляется пригород, получивший свою привилегию . Расцвет Инстербурга в 16 столетии можно проследить по многочисленным жалованным грамотам, предписаниям и привилегиям. К сожалению, подробные известия о царящих в замке порядках того времени отсутствуют. Сдаваемые гражданами, купцами и помещиками денежные и натуральные подати служат теперь не для поддержания жизни обитателей крепости, а все больше принимают форму налогов, оброка и пошлин, в управлении которыми становится больше порядка.
Из окружных начальников 17 столетия, которые жили в замке Инстербург, следует, прежде всего, упомянуть Фабиана графа цу Дона, который перешел в реформистскую церковь. Прусские чиновники считали такую смену конфессий несовместимой с высоким государственным положением и направили в 1609 году жалобу курфюрсту Иоганну Сигизмунду, но он сам имел кальвинистские симпатии . Он, правда, отозвал Фабиана цу Дона из Инстербурга, но сделал его управляющим Тапиау, а позже обербургграфом Пруссии.
Дона создал в Инстербурге гильдию стрелков, которая была организована по военному принципу . С городским Советом он был, по-видимому, не в лучших отношениях, но курфюрст разрешил спор в пользу управляющего . Последователем Фабиана цу Дона стал Вольф Хенрих Трухсесс Граф цу Вальдбург, при котором было завершено топографическое измерение земель главного управления и города Инстербурга. Результаты этих измерений уже содержат оценки качества земель и по ним можно судить, что «глушь» уже не рассматривалась как препятствие для передвижения населения, а являлась ценной сокровищницей для торговли лесом, и для ее защиты уже были изданы указы против опустошения лесов . Следить за этим было поручено лесникам, которых называли «беройтерами глуши» (wildniß-bereuter).
При этом управляющем спустя долгое время замок Инстербург снова принял важного гостя, а именно курфюрста Иоганна Сигизмунда, который 27 мая 1612 года принес здесь присягу на верность наследству . Его приемники также гостили в замке: так, например, курфюрст Георг Вильгельм (1632), герцог Георг Фридрих фон Ансбах (1639), Фридриф Вильгельм – Великий курфюрст – неоднократно посещал Инстербург .
Тридцатилетняя война с ее ужасами и опустошениями не дошла до отдаленного уголка Пруссии, в котором начинал расти и процветать Инстербург. Видимо, тишина и безопасность во время этой войны были причиной, заставившей королеву Марию Элеонору Шведскую в 1642 году найти убежище в замке Инстербург и жить там до своей смерти (1654? -1655?) в качестве гостя. Мария Элеонора, супруга короля Швеции Густава- Адольфа, была Бранденбургской принцессой, дочерью курфюрста Георга Вильгельма и сестрой Великого курфюрста. После того, как она была вынуждена покинуть Швецию вследствие влияния регенства королевы Кристины на ее эксцентричную дочь, она отправилась сначала в Кенигсберг, где, однако, ее пребывание омрачили религиозные распри. Поэтому она выбрала для своего убежища еще более уединенный замок Инстербург. По-видимому, она поддерживала дружеские отношения с многочисленными семьями прусской аристократии, жившими тогда в Инстербурге. В архиве Штайнорта находится письмо королевы от 14 августа 1637 года из Кенигсберга, в котором она выражает соболезнование вдове управляющего Растенбургом Майхард фон Лендорф по поводу смерти ее супруга и просит дать ей заместителя на время похорон.
Управлявший Инстербургом Адам Фридрих фон Добенек устроил королеве апартаменты в южном здании замка и снабдил их большими окнами во внутренний двор. Большая угловая башня с подъемным мостом тогда еще стояла.
Замковые часы, механизм которых и два колокола сохранились в последней башне замка Пайнтурм и действовали до Второй мировой войны, располагались, по-видимому, в то время в главной башне (колокола были изготовлены в 1612 году и доставлены из Нюрнберга) . В 1641 году была отремонтирована часовня на церковном дворе (?) и там был похоронен управляющий Добенек. Он был богатым человеком. Кроме главного управления Инстербурга он владел еще имениями Пирагинен и Краупишкемен и такой большой суммой денег, что был в состоянии одолжить курфюрсту, находившемуся в затруднительном финансовом положении, 10000 марок, за что был пожалован имением Тарпупенен . Имение Пирагинен, которое до этого было связано с трактиром Пангервиц , он купил в 1636 году у семьи Энцебек, обедневшей из-за затяжного процесса с городом.
Нет ничего удивительного в том, что внимание пришедшего к власти в 1640 году Великого курфюрста Фридриха Вильгельма, несмотря на его обширную военную и административную деятельность, было приковано к Инстербургу. Дело в том, что в 1639 году он задержался здесь на длительное время, а также предоставил в этом месте убежище своей сестре Марии Элеоноре. В 1645 году он предоставил вотчину Альтхоф-Инстербург с известным еще с рыцарских времен конезаводом и хутором Цауперн своему любимцу, ранее французскому, а затем прусскому полковнику лейб-гвардии Пьеру де ля Каву в пожизненное владение (прим.: Полковник де ля Кав жил в своем имении в Дидлакене и позже стал губернатором Пиллау. Его род прекратился в 1731 году и владения перешли в собственность государства.)
Де ля Кав активно занимался в замке Инстербург военной деятельностью, так как ему был доверен надзор над вновь введенным ополчением (landwehr). Он командовал этим ополчением во время шведско-польско-русской кампании, когда русские в 1655 году вторглись в Пруссию и захватили Инстербург. Польские и шведские войска во время этой войны также неоднократно вторгались в город, грабили население, опустошали местность. У закрытых ворот в то время еще защищенного валом, рвом, башнями и подвесным мостом замка зачастую разбивались вражеские атаки. Только один раз 1 января 1679 года они открылись под натиском шведов, которыми командовал генерал фон Хорн. Шведы провели в замке 14 дней, запасаясь продовольствием .
Следствием этой вражеской оккупации было то, что Великий курфюрст не захотел больше доверять защиту страны местному ополчению, а потому сохранил в мирное время набранные для войны войска. Таким образом, он положил начало регулярной армии, которую дислоцировал в городах. В Инстербург прибыли пешим порядком половина авангарда и 62 человека Денховского полка . Город настолько обнищал вследствие вражеских нападений, эпидемии чумы и страшного пожара, происшедшего 24 июля 1690 года, что вынужден был продать трактир Пангервиц . Позднее управляющий Теофилус фон Левальд приобрел этот трактир из вторых рук и вновь объединил его с Пирагиненом.
Неизвестно, распространился ли пожар 1690 года и на замок Инстербург. В 1684 году он еще стоял с зубцами, башнями, стенами, подвесным мостом, таким, каким он изображен на рисунке Харткноха. В XIX веке он уже был только с одной башней, без остальных замковых элементов. Когда и по какой причине они были утеряны – установить не удалось.
Последняя, сохранившаяся до 60-х годов XX века, башня называлась Пайнтурм (башня пыток). В ней располагалась тюрьма, где применялись пытки, что и дало ей название. Последний инструмент пытачной камеры, железная клетка, был продан на металлолом только при перестройке северного крыла замка в 1879 году.
После коронации первого короля в Кенигсберге 18 января 1701 года он назначил своего канцлера Иоганна Вильгельма фон Теттау капитаном Инстербурга. Но как канцлер короля тот большей частью находился в Берлине и не имел в замке постоянных аппартаментов. Заведовать управлением он поручил регенту Эрнсту фон Валленроду. Последний предоставлял возникшей в 1702 году в Инстербурге реформаторской общине длинную комнату в замке для богослужений до тех пор, пока она в 1735 году не построила свою церковь . Эта община состояла в основном из беглых французов и швейцарцев, которым бранденбургские кололи охотно предоставляли убежище в обезлюдевшей после чумы Восточной Пруссии. В Инстербурге и округе умерли от чумы около 66000 человек, среди них и капитан фон Теттау .
Управляющие становились все более самовольными и бесцеремонными. Они жили уже не в замках, а в своих имениях, запустили дела, которые большей частью передавали своим писарям. Извлекали из своих имений большие доходы, в которых никому не отчитывались, чем наносили государственному бюджету большой урон.
Еще 13 декабря 1619 года курфюрст Иоган Сигизмунд выпустил серьезное предупреждение , но после этого не стало лучше. Король Фридрих I издал 5 ноября 1710 года повинный эдикт , в котором приказывал управляющим (amtshauptmann) постоянно находиться в своих управлениях. В это время в Инстербург возвратился и фон Теттау.
Между тем, его отсутствие явилось причиной появления в замке фюрста (fürst) Чарторыжского, богатого польского воеводы, который в 1704 году со своей семьей и придворными приехал в Инстербург, спасаясь от короля Швеции Карла XII . Неизвестно, сколь долго он пробыл в замке. В 1713 и повторно 1722 году король Фридрих Вильгельм I посетил замок Инстербург, так как заинтересовался этой местностью. Он побудил фюрста Леопольда фон Анхальт-Дессау купить имения Норкиттен, Швегерау, Бубайнен, Шлоссберг, Мангарбен, Войнотен и другие. В 1718 году король ввел в Инстербург первый кавалерийский гарнизон. Из знаменитого драгунского полка, который польский король Август подарил Фридриху Вильгельму в качестве эквивалента ценного фарфорово-янтарного кабинета, в замок прибыли три с половиной роты, половина штаба и 30 лошадей. Командир полка генерал-лейтенант фон Вутенов жил в доме №1 на Альтер Маркт. Кроме того, в Инстербурге располагался и пехотный гарнизон.
Важные последствия имела отмена королем должности управляющих. После того, как постепенно стала реформироваться эта система управления, изменения коснулись и других органов власти. 6 сентября 1723 года поменялась роль земельного суда. Последний управляющий Иоган Дитрих фон Кунхайм в 1724 году стал первым президентом «литовской» судебной палаты в Инстербурге с сохранением своей квартиры в замке и окладом 1000 талеров. Квартира президента была по-новому оборудована в 1729 году в восточном крыле новой пристройки, где обосновался и суд. Старая крепость в 1727 году стала складом фуража , после того как много раньше орденская церковь в замке была снабжена промежуточным настилом и использовалась в качестве склада для муки и зерна . В 1740 году пивоварня была переведена из замка в управление Альтхоф. К башне Пайнтурм примкнули новые конюшни и склад сена для драгунских лошадей, построенные из валунов. Конезавод Альтхоф в то же время был переведен в Тракенен .
7 июня 1726 года фон Кунхайма посетил король, которого сопровождали в этот раз кронпринц (позднее король Фридрих Великий) и старый фон Дессау со своими сыновьями . В 1735 и 1736 годах кронпринц, объезжая «литовские» города, также посещал Инстербург (7 октября 1735 года в замке состоялась его встреча с Фридрихом фон Бюловым, который в то время был президентом судебной палаты ).
В это время упоминается заложенный в 1731 году и расширенный в 1741 году замковый сад с находящейся в нем ледяной ямой. Сад тогда располагался с восточной стороны замка и занимал то место, где сейчас расположена ул. Л. Толстого. Король охотно прогуливался по его террасам, дорожкам и отдыхал в прохладных сводчатых беседках .
Важное изменение было предпринято в 1723 году в отношении русла реки Ангерапп . При выходе из своей узкой долины она поворачивала от горы Капеллен (немецкое кладбище на ул. 22 января) резко вправо, огибала гору, на которой сейчас располагается тюрьма, текла в Георгенбург и соединялась там с Инстером, образуя Прегель. С целью улучшения условий для судоходства был прорыт канал глубиной 5-8 футов от горы Капеллен до Инстера, при этом Ангерапп соединилась с Инстером на 2 км западнее прежнего места слияния.
В ходе Семилетней войны город и замок стали русскими. Еще до битвы при Гросс-Егерсдорфе (19 августа 1757 года) медленно наступавшая русская армия под командованием Апраксина вынудила жителей Инстербурга дать обет поклонения русской царице и включить ее имя в церковную молитву. В следующем году (4 февраля 1758 года) обет был повторен, а после смерти царицы Елизаветы должна была читаться проповедь, посвященная ее памяти. Магистрат и жители должны были также дать обет поклонения ее преемнику Петру III. Королевские чиновники при этом бежали в Кенигсберг. Король Фридрих Великий никогда не забывл о недостойном поведении жителей Восточной Пруссии в Семилетней войне и никогда больше не посещал ее. Впоследствии, отказав населению в создании кредитных касс, он писал :"Господа в Семилетней войне вели себя не так, чтобы о них надо было заботиться. Они плохие хозяева и разгильдяи, а в армии служат только немногие.“.
Для замка Семилетняя война имела последствия. Склады, заложенные в ходе войны в крепости, остались там и в мирное время. Большие окна, сделанные для визитов высоких гостей, были заложены и устроены складские люки. Нижние помещения использовались для хранения соли. Внешняя красота замка после сноса основной башни и двух угловых была утрачена.
Замковый сад тоже не оправился от опустошения военного времени . В то время он был не огорожен и проходящие маршем русские и прусские войска устраивали на его ровных площадках свои лагеря. Сад стал общественным местом, о котором никто не заботился.
Директор юстиции фон Авейден с 1769 года проживал не в служебной квартире в замке, а в своем имении в Юкеллене. По просьбе полковника (позднее генерал-фельдмаршала) графа Калькройта он в 1780 году сдал ему в наем на три года квартиру в замке, а также предоставил ему в пользование замковый сад. Граф за свой счет привел помещения замка и сад в порядок и пожелал также владеть находящимся неподалеку манежем. Он получил разрешение на устройство манежа на площадке, примыкавшей к замковой площади. Старое здание манежа располагалось не на фундаменте, а на сваях , и было построено из дерева, которое пришло в негодность. Генерал-лейтенант фон Браузен, ставший командиром инстербургского кавалерийского полка в 1787 году, восстановил манеж с фундаментом из валунов, фахверковыми стенами и черепичной крышей.
В той части замкового сада, где ныне проходит ул. Л. Толстого, также были построены три казармы (1780). Самого „опасного гостя“ в виде порохового склада замок Инстербург приютил в конце XVIII столетия. Он размещался в подвале под тюремными камерами башни Пайнтурм. Там же располагались запасы пороха драгунского полка фон Барделебена и некоторых купцов. Понадобились бесчисленные жалобы президента судебной палаты фон Хеллена королю (с 1790 по 1792), прежде чем этот «гость» был удален из замка .
Время наполеоновских войн также не прошло бесследно для замка Инстербург. 18 июля 1807 года французский армейский корпус маршала Нея вошел в город. Расквартировка в замке привела к остановке работы придворного суда. Сам император Наполеон, проезжая 17 июля 1812 года через Инстербург, останавливался в доме, который находился на современной улице Пионерской (ныне не сохранился). Замок, начиная с 1807 года и до окончания войны, был оборудован под лазарет. Все его помещения были переоборудованы для приема раненых (примерно 200 коек). С 7 июня по 15 июля 1812 года через город на Россию проходила французская армия. Первые раненые французы стали поступать 12 августа 1812 года. С 14 по 24 декабря остатки «великой» армии вновь прошли по городу, но уже в обратном направлении. 23 декабря 1812 года появились первые казаки – 50 человек во главе с офицером. Всего за этот период в городе и округе было захоронено 4087 французов. Это не были последние французы, побывавшие в замке. В войне 1870/71 годов 27 января 1871 года при 23 градусах мороза 500 пленных французов были доставлены в замок, из них 60 с отмороженными ногами. Они оставались там до 1 марта 1871 года. По рассказам бывших жителей Инстербурга, по время Второй мировой войны в замке также находились пленные французы. Правда, в отличие от других военнопленных, днем они работали в городе на различных подсобных работах и могли довольно свободно перемещаться по нему.
После разгрома 1812 года в Инстербург вернулся литовский драгунский полк, который принимал участие в составе корпуса Макдональда в походе против России, и образовал драгунский гарнизон. В 1860 году прибыли два эскадрона, которые впоследствии стали основой 12 литовского уланского полка, и после реконструкции замкового склада (1878 и 1881) расквартировались в замке. Северная часть замка претерпела многочисленные изменения в течение XIX столетия. Окружающие второй двор здания постепенно обветшали. Служебных помещений уже не хватало для литовского земельного суда и тюрьмы. Поэтому служебная квартира президента суда в 1828 году была перенесена из восточного в западное крыло замка, где еще в 1782 году была устроена служебная квартира председателя совета. Многие помещения были освобождены в результате переноса тюрьмы в новое здание, построенное в пригороде в 1855 году. Прежние жилые помещения в восточном крыле замка были переделаны в служебные и в результате реконструкции крыши подняты на несколько футов. В 1856 году расположенное в северо-восточном углу замкового двора здание стало залом суда присяжных, а примыкающее к нему восточное здание было переделано в служебные помещения. Кроме президента в замке получили квартиры 4 младших чиновника апелляционного суда (1850). Почтовый курьер получил маленькое, построенное в 1790 году на замковой площади, здание так называемого «замкового вахмистра». Наконец, и северное поперечное здание при преобразовании апелляционного суда в земельный суд (1879) подверглось целесообразной перестройке. Неизменной осталась только свидетельница многочисленных исторических событий башня Пайнтурм.
Среди гостей замка Инстербург XIX столетия можно упомянуть кронпринца, позднее короля Фридриха Вильгельма IV, генерала фон Мольтке, принца Альбрехта Прусского, королевского министра юстиции д-р. Фрайберга.
До Первой мировой войны в замке располагались земельный суд и казармы 12 литовского уланского полка, который принял активное участие в военных действиях. По окончании войны в период инфляции часть казарменных помещений занимала полиция охраны, в основных же помещениях расположился краеведческий музей Общества древностей Инстербурга. Вход в музей осуществлялся со стороны современной ул. Л. Толстого за памятником уланам (в настоящее время от памятника остался только постамент с надписью, фигура всадника с копьем на лошади была разбита в 50-е года XX столетия). В музее было 12 основных экспозиций: 1. Коллекция каменного и бронзового веков. 2. Многочисленные предметы железного века. 3. Собрание предметов из могильников. 4. Собрание европейской старины. 5. 248 предметов XVIII – XIX веков. 6. Коллекция военных трофеев. 7. Коллекция церковных предметов. 8. Интерьер крестьянской комнаты. 9. Собрание предметов по истории Инстербурга. 10. Природоведческая коллекция. 11. Нумизматическая коллекция. 12. Коллекция гербов и флагов. Осенью 1944 года все основные экспонаты музея тайно были подготовлены к эвакуации и вывезены в глубь Германии (о полной эвакуации музейных экспонатов не позволяют говорить некоторые находки последних лет, также надо учитывать обстановку того времени и запрет Коха на эвакуацию). Видимо, большая часть экспонатов либо разошлась по частным коллекциям, либо была утеряна в хаосе последних месяцев фашистской Германии. Во всяком случае, доподлинно о них ничего не известно. Только лишь об археологической коллекции и прижизненном портрете Иммануила Канта из собрания замкового музея были сообщения в немецких газетах в конце 60-х годов XX столетия. Но эта информация требует тщательной проверки.
Во время штурма города 22 января 1945 года войсками Красной Армии замок горел. После войны несколько лет был занят воинской частью. Затем в нем расположилось ремонтно-строительное управление №1. Несмотря на то, что в 60-х годах замок был поставлен на учет и охрану как памятник истории федерального значения, были разрушены башня Пайнтурм и северное крыло цитадели с воротами. Все дома, замыкавшие двор форбурга, были разобраны на кирпич. В 70-е годы только чудо спасло замок от полного уничтожения. По замыслу городских чиновников, настаивавших на том, что он находится в аварийном состоянии и представляет угрозу для жизни людей, предполагалась его полная ликвидация и постройка на этом месте дома детского и юношеского творчества.
ImageРазговоры о возрождении замка Инстербург начались с конца 80-х годов, однако, понадобилось еще целое десятилетие для того, чтобы осуществить первые реальные шаги в данном направлении. В 1997 году сюда пришла первая небольшая группа энтузиастов, начались работы по очистке помещений и территории замка, сбору информации и экспонатов, разработке научной концепции использования памятника. В 1999 году была образована некоммерческая общественная организация «Фонд «Дом-Замок», прошел первый туристический сезон. В 2003 году, благодаря усилиям Фонда и Администрации Черняховского муниципального образования, памятник истории федерального значения «Замок Инстербург"» вошел в программу Госстроя РФ «Возрождение малых исторических городов России».

Перевод Марины Терехиной и Геннадия Гончарова.
Подготовил к печати Геннадий Разумный.
Дополнения и уточнения Алексея Оглезнева.

Прочитано 27166 раз
Другие материалы в этой категории: « История замка Инстербург История города Инстербург »